Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой портал Топ

InterSib Каталог ресурсов Сибири

 

 

Яков Куценко

 
"В жизни и спорте".

ГЛАВА 14  Песня, которая продолжалась пять дней.
 

 

Щедра красотой моя родная Украина, невыразимо прекрасна ее земля и для меня нет краше ее. Но природа так безгранично богата, что никогда не привыкнешь к ее разнообразию. Иран начался для меня прекрасными долинами садов и роз в Тебризе. Мы словно попали на роскошный праздник природы. Саади, Хафиз, Фирдуоси, Рудаки, наш Есенин... Скольких гениев поэзии вдохновила на великие творения древняя персидская земля!

Мы остановились в одном из старинных селений. Массивные ворота, высокие стены, вероятно, здесь когда-то была крепость. Нам предложили отдохнуть. Худой старый перс, словно сошедший с древней фрески, принес корзину, наполненную фруктами, и низко поклонился:

— Угощайтесь, друзья! Этот плод лечит желудок, освежает ум, дает силу и бодрость!

Я знал, что на Востоке любят красивое слово и хорошо чувствуют его прелесть. И все-таки меня поразило, что простой человек говорит так изысканно, таким высоким стилем. Иранец, не знающий ни одной буквы алфавита, читает на память и поет сотни стихов любимых поэтов. Один поет про любовь, другой жалуется аллаху на свою тяжелую жизнь, третий славит природу. Они поют повсюду - дома, на улице, в кофейнях, лавочках, на базарах. Позже, во время наших тренировок, старый перс, прислуживавший в зале, декламировал нам стихи. Он читал очень красиво и проникновенно, будто сложил их сам. Это был отрывок из поэмы Фирдуоси "Шах-намэ".

На тегеранском аэродроме советских гостей приветствовал один из руководителей тяжелоатлетической федерации.

— О, прекраснейшие из спортсменов! О, сильнейшие из сильнейших! Мы счастливы приветствовать вас на нашей древней земле. Пусть сердца ваши будут радостными, пусть сопровождает вас удача, пусть воздух наш будет полезен для вас. Наша цель - сделать ваше пребывание в Иране приятнейшим. Салам!

Древние поэты называли Тегеран "городом, дремлющим возле жемчужного озера". Современная столица никак не ассоциируется с этими словами. Его заполнили элегантные машины новейших марок из США, Италии, Франции. Иранцы говорят, что это восточный Париж, а моды здесь отстают всего лишь на восемь дней от мод Франции.

Мы остановились в фешенебельном отеле "Плаза". Если смотришь из окна номера, совершенно забываешь, что ты на Востоке. Кварталы белых многоэтажных домов с плоскими крышами, площади, парки, помпезные правительственные учреждения. Но достаточно свернуть чуть в сторону от центральных магистралей, как тут же попадешь в восточный город. Глинобитные домики, глиняные заборы, узенькие улочки, где даже навьюченным осликам негде разминуться. Старый Тегеран. Может быть, именно здесь притаилась "восточная дремота", воспетая поэтами. Но жемчужного озера в иранской столице не найти. Да и вообще в городе на многих улицах текут арыки. Отсюда люди берут воду для питья, здесь стирают, поят животных. Есть, конечно, 249. в Тегеране и водопроводная магистраль. Эту так называемую "шахскую воду" развозят в бочонках по домам за деньги.

Город просыпается очень рано. Певучие голоса уличных торговцев, ясное солнце - все это сразу создает хорошее настроение.

Торгуют в Тегеране где угодно и чем угодно. На центральных улицах возле роскошных многоэтажных магазинов торгуют всяким тряпьем, здесь же вам предлагают шашлык из бараньих почек или горячий лаваш.
Интересную картину можно наблюдать на перекрестках улиц. Тегеранские шоферы, как и их коллеги в некоторых западноевропейских странах, демонстративно презирают правила уличного движения. Кажется, никто не властен остановить сумасшедшую гонку машин. Но вот в этот нескончаемый стремительный поток вклинивается осел. По какой-то причине, только ему самому известной, он захотел остановиться как раз на перекрестке, в водовороте беспорядочного движения. Животному ничто не страшно, так как специальная повязка закрывает его глаза от рассерженных, нетерпеливых автомобилистов. Тогда движение замирает до тех пор, пока осел нехотя не выберется из этой стальной отары.

Как можно назвать место, куда люди приходят встретиться со своими друзьями, послушать песни или стихи, повеселиться на гулянье, посмотреть на соревнованиях борцов? В Тегеране это место называют "золотым базаром".

В огромном котловане стоят несколько внушительного вида сооружений. С раннего утра до позднего вечера здесь снует, движется многотысячная толпа. Грязь, пыль и невероятное смешение запахов фруктов, пряностей, восточных сладостей, бараньих шкур. Здесь можно увидеть купца-миллионера и бедняка, который за деньги показывает причудливую татуировку на своем теле.

Персидский, афганский языки, хинди, армянский, английский, французский... Звенит медная посуда, стучат молоточки чеканщиков, которые у вас на глазах создают прекрасные вещи. Купцы с выкрашенными хной бородами настойчиво предлагают вам свой товар, тянут вас за полы пиджака, хватают за руки.

Здесь торговаться надо обязательно. Об этом нас предупредили. Каждый продавец заламывает цену в два- три раза больше - таков неписаный закон базара. Но вот вы просите хозяина товара снизить цену и сразу слышите поток жалоб, бесконечные разговоры о том, какие убытки он терпит, как велика его семья (нередко он тут же подтверждает это: откуда-то появляется куча детей и жена).

На базаре находятся и мечеть, и чайхана, и баня. Возле них - чревовещатели, колдуны, гадалки, укротители змей, шуты, калеки, демонстрирующие за гроши свои увечья. Здесь спорят до хрипоты, ругаются, плачут. А вот несколько человек неистово хохочут, схватившись за животы. Какой-то бородач с мастерством актера рассказывает смешную историю. Может быть, сейчас рождается одна из остроумных, мудрых и поучительных притч или легенд, которыми веками славится Восток.

Огромная толпа собирается вокруг базарных акробатов. Они демонстрируют не только силу и ловкость, но и поют, читают стихи, импровизируют сценки из народного быта, тонко и умело высмеивают плохие привычки людей...

Мы, вероятно, обратили на себя внимание. Один из актеров (они вполне заслуживают, чтобы называть их именно так) посмотрел на нас и быстро заговорил:

— Хвала аллаху, который создал на земле радость, солнце, любовь и добрых соседей - советских людей.

Все зааплодировали. Десятки рук потянулись к нам, чтобы похлопать по плечу, обнять, пожать руку. А тот, кто сказал эту фразу, уже через минуту продолжал совсем другим, грустным и жалобным, голосом:

-О, аллах! Зачем создал ты на земле голод, холод, чуму и американских генералов?

И снова взрыв смеха...

На "золотом базаре" можно купить все: драгоценные украшения и простые хорошенькие сережки для бедной красавицы, чистокровного скакуна и старенького осла, самую модную одежду и старые тряпки, пригодные только для утильсырья. И все это продается, на все находятся покупатели.

Богатые купцы, восседая в стороне на дорогих коврах под деревьями, потягивают ароматный кофе, курят наргиле. И очень много нищих - настоящих и мнимых, мастерски играющих свою роль.

В небольших лавчонках изделия из слоновой кости и бронзы продают на вес. Возле них всегда можно увидеть группы иностранцев.

Заходим в одну из таких лавочек. Нас встречает хозяин. Советские гости? Очень приятно. У него еще никогда не были советские люди.

— Видите, что это такое, - показывает он нам мельчайшую крупинку слоновой кости. - Не видите, конечно. Возьмите, - он дает нам увеличительное стекло.

Оказывается, это крошечный слоник. Хозяин вежлив, разговорчив. В приоткрытую дверь с любопытством просовываются симпатичные детские физиономии. Неужели у хозяина лавчонки столько детей? Ответ поражает нас: это те, кто создает чудесные безделушки, расставленные на полках.

Хозяин предлагает нам осмотреть мастерскую. В небольшом помещении за невысокими столиками с электрическими лампами сидят дети, склонившись над своими изделиями. Среди них только два-три пожилых мастера.

Вряд ли маленькие умельцы знают истинную цену того, что создают. Но зато наверняка понимают другое: им надо работать, чтобы не голодать самим и чтобы помогать семье. Сколько же продолжается рабочий день этих малышей? 10-13 часов. Выражение наших лиц, вероятно, само о себе говорит. Хозяин поясняет:

— У нашего народа прекрасные руки. Коран велит всем трудиться. Вы видите, какие хорошие изделия создают дети.

Яркая картина восточного базара вдруг словно потеряла для нас свои богатые краски. Это ощущение горечи еще больше возросло, когда мы, выехав на дорогу, увидели на обочине высокую арбу, которую тащил облезлый верблюд. В ней, прижавшись друг к другу, сидели полуголые в лохмотьях люди. Их тела были обезображены язвами и струпьями, но на лицах не было ни боли, ни страданий, вообще никаких чувств: это везли прокаженных. Горячий ветер, присыпая раскаленным песком, обжигал их раны. За арбой плелся усталый полицейский.

Прежде такие больные бродили по улицам, бездомные и отверженные. Теперь за городом для них построена специальная больница.

Накануне нам сказали, что во дворе дома, где будут проходить соревнования, соорудят финскую баню. Шабзи, наш переводчик, возмутился:

— Вы не будете иметь права говорить, что побывали на Востоке, если не искупаетесь в настоящей персидской бане.

Небольшой серый домик. Прекрасно оборудованные раздевалки. Удобные купальни. Но главное здесь - массажная. Это огромная комната с низкими мраморными столами. Ложишься на этот стол и отдаешь себя в 253 руки бородатого могучего массажиста.

Сначала он облил меня почти кипятком. Потом намылил ароматной пеной. И началось...

Это было что-то страшное. Массажист выворачивал руки, давил шею и нещадно мял затылок. Он влез мне на поясницу и стал молотить по ней. Пройдясь сильным натиском локтя по пояснице, массажист взялся за мои ноги. Казалось, все мои суставы поменялись местами. Я стонал и едва не плакал, серьезно побаиваясь, что с этого стола попаду на хирургический. Наконец, я услышал традиционный для банщиков всего мира завершающий хлопок. А поднявшись со стола и встав на ноги, я почувствовал, что произошло чудо: я словно помолодел лет на двадцать.

Так мылись в Персии тысячу лет назад.

Вероятно, великий Фирдуоси также знал чудодейственную силу подобного массажа, когда писал, что он "лечит суставы, освежает мышцы, молодит сердце".

Иранские впечатления чередовались в необычной последовательности. После персидской бани - Гюлис-танский дворец. Теперь это музей, где собраны драгоценнейшие сокровища национального искусства - изделия ювелиров, чеканщиков, ткачей, мебельщиков.

В зеркальных чертогах сверкает шахский трон. Здесь же стоит украшенная драгоценностями кровать шахов Каджаров (династии, правившей в Персии с 1794 по 1925 г.). Куполообразный свод зала облицован небольшими зеркалами, расположенными ярусами. Когда вспыхивают расположенные между ними разноцветные лампочки, мириады радужных огней, отражаемых в зеркалах, создают поистине сказочную картину.

Во дворе - парад подарков, поднесенных монархами разных стран. Часы английской королевы с жар-птицей, помахивающей крыльями, комната русской мебели, индийские изделия.

В знак уважения к советским людям гид показывает нам апартаменты шаха. Я никогда не видел такого количества люстр - маленьких и больших, и ни одна из них не повторяет другую.

В национальной библиотеке - богатейшая коллекция древних рукописей. Бесшумно передвигаясь по выстеленному коврами полу, библиотекарь вел нас к сейфам, где хранятся оригиналы бессмертных произведений. Вот "Шах-наме" Фирдуоси. Пожелтевшие страницы Абу Абдуллаха Рудаки.

— К рукописям Омара Хайяма уже нельзя прикасаться руками, - говорит библиотекарь. - Но то, что он сделал, нетленно.

После посещения национальной библиотеки нас везет к себе в гости экс-чемпион мира Мирзаи. Его домик построен в форме буквы "П". В одной половине живут женщины, в другой - мужчины. Средняя комната - гостинная. Во дворе маленький оазис - окруженный деревьями бассейн. Как только мы зашли в дом, женщины и дети куда-то исчезли и не появлялись больше.

Мы делаем все, что делает хозяин. Сняли обувь, опустились на ковер. Сидим в непривычных и неудобных позах и угощаемся афганскими орехами в сахарной пудре.

Потом была подана на тарелках тертая зелень, зеленый горошек, крутое яйцо, румяные блины, лаваш. Наконец, на столе появился плов. Ни ложек, ни вилок. Мы терпеливо ждали, когда начнет есть хозяин. Мирзаи из блина сделал своеобразный совок и принялся за еду. Гости последовали его примеру, хотя и без особенного успеха...

В Иране нас застало сообщение о запуске второго созетского искусственного спутника земли. И хотя мы знали об этом событии не больше, чем писали местные газеты, к советским спортсменам отовсюду обращались с 255 многочисленными вопросами как к специалистам, которые все знают. А после первого дня чемпионата одна тегеранская газета назвала маленьким спутником № 3 Владимира Стогова, который, как сказал президент Международной федерации Бруно Нюрберг, был запевалой рекордной песни советских штангистов. И эта песня продолжалась пять дней. Того, что происходило на помосте, не могли предвидеть даже самые тонкие знатоки и ценители тяжелоатлетического спорта. В дни чемпионата весь Тегеран - от шаха до погонщика ослов - поистине захватила спортивная лихорадка. На тренировках в тяжелоатлетическом зале университета собиралось больше зрителей, чем подчас на крупных международных соревнованиях. Поэтому мы решили проводить свои занятия днем, когда большинство мужчин на работе. Но и это не помогало.

Три тысячи зрителей - это три тысячи сигарет, которые одну за другой курят иранцы. В таких условиях нам еще не приходилось тренироваться.
Как и в прежние годы, все ожидали, что борьба разгорится между советскими и американскими атлетами. Но на этот раз положение изменилось. Прошлый год для американцев был в общем удачным: они установили значительное количество рекордов, завоевали первенство на Олимпийских играх. Зато накануне соревнований в Тегеране их позиции значительно ослабли. Тяжелым ударом для них явилась потеря Поля Андерсона. Раньше команда располагала многими атлетами тяжелой категории: Дэвисом, Шеманским. Бредфордом. Но теперь появились грозные соперники* Сольветти, Медведев. Если бы Джим Бредфорд по-настоящему тренировался, он мог бы побить рекорды Андерсона. Эти утверждения американцев не были лишены оснований. Но Бредфорд ушел учиться в колледж, у него оставалось мало времени для серьезных занятий спортом. Дэвис на одном из соревнований получил травму и не приехал в Тегерай. Норберт Шемак-ский после операции начал тренировки только накануне чемпионата.

Таким образом, впервые у американцев не оказалось в команде атлетов с результатом 500 кг. "Если Сольветти примет участие в соревнованиях, - писал Боб Гоффман, - положение русских будет не лучше нашего: у них, кроме Медведева, нет атлетов, показывающих в сумме 500 кг. А бороться за второе или третье место едва ли стоит".

В полутяжелой категории первым должен быть Воробьев. Шеппард не приехал. Эмрмич, поднявший недавно 449 кг, мог выступить неплохо, но ему явно не хватало техники. В этой категории единственной надеждой американцев оставался Джим Джордж, который перед чемпионатом тренировался на Гавайских островах вместе со своим братом Питом и Томми Коно. Он мог перейти в полутяжелую категорию и показать хорошие результаты в рывке и толчке. Наконец, Томми Коно. Что касается его, то здесь не было двух мнений.

Пит Джордж после травмы, полученной накануне Олимпийских игр, медленно входил в форму. Способен ли он состязаться с Богдановским? А может быть, с Богдановским встретится Коно?

Джо Питмен - хороший спортсмен, но едва ли он сможет претендовать на первое место.

И еще Бергер и Винчи. Они, вероятно, и сейчас очень сильны.

Борьба и тяжелая атлетика в Иране справедливо считаются национальными видами спорта. Общество физического воспитания здесь опекает шах. Почетным председателем общества был адьютант шаха, членами - премьер-министр, председатель сената, министр внутренних дел, начальник генерального штаба и другие представители власти. Но несмотря на то что вопросами спорта занимаются такие высокопоставленные 257 лица, дела в этой области не блестящи. В Иране насчитывается около 20 спортивных клубов, большинство которых размещено в столице. Самые богатые принадлежат армии и жандармерии, остальные в той или иной мере находятся под их контролем. Доступ туда открыт только знати. Вообще, эти клубы скорее являются местом развлечения, чем центрами серьезной спортивной работы. Кроме того, тренироваться в них можно только за довольно высокую плату.

С древних времен в Иране существует так называемая зурхана, что в переводе означает "дом силы". Она возникла много векой назад.

Мы побывали в одной зурхане. Вход в "дом силы" украшает мастерски высеченный барельеф. Иранский воин в старинном боевом облачении поднял своего врага высоко над головой. Под его ногами погнутое и поломанное оружие - щиты и мечи. Все решают только сила и ловкость.

Заходим в помещение. Здесь арена для тренировок и небольшой зал для зрителей. Купол и стены отделаны как Гюлистанский дворец шаха. Огромное количество маленьких зеркал, между которыми скрыты разноцветные электрические лампочки. Когда вспыхивает свет, зурхана приобретает сказочный вид.

Шахиншах частенько наведовался в эту зурхану, где над главным входом в зал расположена его ложа. Намного ниже еще одна ложа для певца, декламатора и музыканта, сопровождающих своим исполнением выступления силачей.

Огромные барельефы на стенах зала воссоздают битвы и соревнования иранских воинов. На одной из стен изображение мусульманского святого Али. Рядом высечены его слова, призывающие правоверных к воспитанию силы и верности аллаху.

Тренер иранских тяжелоатлетов Шабан-хан Джавари прочитал нам коротенькую лекцию. Мы узнали, что при царе Дарий, несколько столетий до нашей эры, иранцы совершенствовались в борьбе, поднятии тяжестей, беге, прыжках, стрельбе из лука. Эти древние виды спорта популярны в народе и ныне. Великий Фирдуоси в поэме "Шах-наме" воспел мужество, силу, говорил о пользе физических упражнений.

А потом из ложи певца раздались звуки барабана "тебло", и на арену вышли на носках, покачиваясь, десять атлетов, обнаженных до пояса, в коротких черных штанишках с национальным узором. Образовав круг, они касаются пальцами рук пола, а затем подносят их ко рту.

— Это святое место! - донесся из ложи мелодичный голос. Выступления силачей сопровождает один из лучших певцов Тегерана. Он бьет в барабан и поет стихотворный текст из "Шах-наме".

В такт пению и звукам барабана атлеты начинают упражнения. Вначале они пританцовывают, как бы разминаясь. Потом в течение пяти минут выжимаются в упоре на полу, ритмично замирая в сложных положениях, напоминающих борцовский партер. Закончив легкие дыхательные упражнения, повороты, полуприседания, слабые движения руками, во время которых пение замедляется и временами совсем стихает, начинают упражнения с булавами. Снова громко звучит тебло. Атлеты перебрасывают 20- и 30-килограммовые булавы из рук в руки, вертят их над головой, а песня подбадривает, создавая определенный ритм движениям.

Булавы отброшены в сторону, начинаются легкие упражнения, напоминающие танец-прыжки, взмахи руками. После короткого отдыха начинаются сольные выступления. Под благозвучное пение стихов Саади атлеты демонстрируют прыжки с поворотом тела, причем легко и энергично проделывают по 20-30 поворотов, высоко подпрыгивая над ареной. Некоторые детали по два оборота в воздухе.

Тренировки завершаются наиболее тяжелыми упражнениями - с цепями, прикрепленными к двум металлическим планкам. Атлеты поднимают их, развивая силу мышц рук и плечевого пояса. Затем главный атлет читает текст присяги, призывая быть честными, добросовестными, не пить вина, придерживаться всех законов зурханы. После каждого его слова все участники тренировки единодушно выкрикивают: "Клянемся!"

Познакомившись с атлетами, мы выяснили, что многие из выдающихся штангистов (в частности Намдью) и борцов начинали свой путь в зурхане.
Позже мы узнали, что этот привилегированный "дом силы" построен на средства шаха. Другие зурханы размещаются в небольших полуподвальных помещениях. Электричества нет, чадят газовые лампы, в воздухе висит густой табачный дым - все это вряд ли способствует эффективной тренировке... Но какими бы неблагоприятными ни были условия, сюда приходят многочисленные почитатели любимого вида спорта.

Можно представить себе, с каким интересом следили иранцы за выступлениями в зале "Мохаммед Реза Пехлеви". Туда не могли попасть даже счастливые обладатели билетов. Но те, кто присутствовал на соревнованиях в тот день, увидели зрелище, которое навсегда войдет в историю тяжелой атлетики.

Я нигде не видел такой горячей встречи, какую устроили иранцы Намдью. Ему исполнилось уже сорок три года. Но казалось, что я его знаю всю жизнь - так давно начал он свои выступления. Теперь он решил еще раз выйти на помост, чтобы оставить его победителем... И вот скрюченного от судороги ветерана несут с помоста. Шахиншах, который дважды награждал Намдью орденами, сочувственно смотрит ему вслед.

Курчавого красавца Чарльза Винчи в Тегеране не было. Говорили, что он недавно женился и не хочет расставаться хотя бы на несколько дней с любимой. Однако именно этот атлет оставался наиболее реальным противником Стогова. Владимир блестяще выиграл эту заочную дуэль, показав феноменальный результат - 345 кг.

Победа иногда приходит на плечах поражения. Так было и с Евгением Минаевым. В Мельбурне он был дебютантом. Его счастливый соперник Исаак Бергер тоже дебютировал, но проявил тогда большое хладнокровие, расчетливость и победил.

Прошел год, и они снова встретились, на этот раз поменявшись ролями. Обычно нервный и возбужденный Минаев был спокоен и невозмутим. А Бергер никогда так не суетился, никогда его лицо не было таким растерянным. Он жадно курил сигареты. Американец боялся и не скрывал своего страха.

Много лет сумма 360 кг была своеобразным психологическим барьером для полулегковесов. Теперь, закончив 140-килограммовым толчком свое выступление, Минаев набрал 362,5 кг.

Я смотрю на счастливого Евгения. Еще один из наших ребят стал настоящим бойцом, мастером соревнований. Наверное, никогда не привыкнешь к чувству, которое в такие минуты охватывает тебя - тренера, наставника.

"Минаев оказался прекрасным алхимиком, - писали газеты. - Он превратил мельбурнское серебро в тегеранское золото, заставив Бергера сменить почетное звание олимпийского победителя на звание чемпиона с приставкой "экс".

Но если Минаев был уже хорошо знаком любителям тяжелой атлетики, то слесарь Виктор Бушуев, выступивший в легком весе, был новой фигурой на большом помосте. Тегеран был местом его боевого крещения, и дебютант показал тут 380 кг. Еще одна золотая медаль.

Уже на первой тренировке, увидев Коно более изящным, мы поняли, что он отказался от мысли перейти в полутяжелый вес, чтобы сразиться с Воробьевым.

Значит, Томми Коно выступит против Богдановского и представит возможность Джиму Джорджу справиться с Ломакиным.

Таким образом, Богдановский оказался единственным в нашей команде, кто не завоевал золотой медали. Коно и победа - эти два понятия по-прежнему оставались почти неразрывными, но Ломакину все же удалось отобрать у Коно, блуждавшего по разным весовым категориям, его рекорд в сумме троеборья для атлетов среднего веса. С легкостью, вызвавшей изумление, он выжал 142,5 кг, оставив позади Джорджа и иранца Мансури.

В рывке Джордж и Ломакин показали по 132,5 кг. В толчке американцу не удалось зафиксировать более 160 кг. Ломакин, толкнув 165 кг, пошел на штурм 175 кг. Вторая попытка была неудачна. Зато в третьем подходе он с идеальной точностью вытолкнул этот рекордный вес, подняв в сумме 450 кг! Он превысил рекорд Коно.

Потом выступал Воробьев. Человек, который преодолел, казалось, любые непреодолимые рубежи. Вот уже пять лет Аркадий шел от триумфа к триумфу, двигая вперед культуру тяжелой атлетики. Сколько раз зарубежная пресса утверждала, что он уже исчерпал свои возможности, даже "превзошел самого себя". Когда же он, наконец, сойдет с помоста?

"Первым делом он, как и полагается врачу, внимательно осмотрел штангу, легко взяв ее на грудь, и еще легче выжал вверх. Твердыми шагами, медленно и спокойно он покидал помост", - восхищались его хладнокровием журналисты.

Имея очень сильных соперников-иранцев Рахнаварди и Похжана, он снова удивил спортивный мир. В жиме Аркадий повторил свое прежнее мировое достижение - 147,5 кг. После рывка Воробьев стал недосягаемым. Три подхода по 135, 140, 142,5 кг были исключительным зрелищем. Возгласы восторга и изумления в зале (как это иногда важно!) вдохновили Воробьева на подход к 145 кг. И снова произошло чудо - родился еще один мировой рекорд.

Далее наш атлет последовательно выполняет три толчка - 170, 175 и 180 кг и достигает неслыханной для этой категории суммы - 470 кг. Это был космический скачок в тяжелой атлетике, завоеванный спортсменом с большой буквы, рыцарем без страха и упрека, идущим на штурм новых и новых рекордов.

Алексей Медведев медленным, усталым шагом подошел к пьедесталу почета. Всегда спокойный, уравновешенный, он сейчас не знал, куда девать свое большое тело.

Бруно Нюрберг долго жал ему руку и закончил свое приветствие неожиданными словами:

— Ты настоящий русский медведь. Алексей впервые за весь вечер улыбнулся.

Ночью мы долго ходили по небольшому дворику вокруг бассейна отеля "Плаза". На черном небе ярко светили звезды, вырисовывались снежные вершины горы Давиденда. Нам рассказали, что с этой горой связано много народных сказок о злых джинах и добрых героях. Алексей сказал:

— Сегодня родилась моя сказка. Не взрится, что я чемпион.

Спортивная карьера сильнейших нередко связана с разными необычными случаями. Андерсон тренировался в своей спальне. Когда ему захотелось подшутить над своим другом, севшим за руль, он легко приподнял автомобиль, не давая ему сдвинуться с места. Рассказывали, что Сельветти легко поднимал и носил по двору фермы упитанных быков, а канадец Хэпбурн при первом же посещении спортзала забраковал все гири и штанги - они были слишком легки для него.

О Медведеве таких историй не рассказывали. Он начал в 1947 году с обычных тренировок в спортивном зале 263 общества "Крылья Советов", просто лелея юношескую мечту стать сильным и красивым. Прошло три года, пока Алексей не выработал свою манеру в технике, а в 1953 году он стал чемпионом страны. В поединках с Евгением Новиковым результаты его росли, но достижения американцев были слишком велики, чтобы имя Медведева стало известным за рубежом. Не хватало силы, крепости тела, мышц. По сравнению с американскими атлетами тяжелого веса он выглядел младенцем.

Тяжелоатлеты - люди "взрыва". В считанные секунды они должны поднять огромный вес. Для этого нужны резкость, сила, которая должна дополняться совершенной техникой, согласованными усилиями всего тела. Ничего этого Алексею Медведеву не было дано природой. Самому надо было создавать фундамент для будущего, наращивать мышечную силу.

В последнее время я руководил тренировками Медведева. Заниматься с ним нелегко, но интересно. Он был умным спортсменом, всегда имевшим свое мнение. Попробуйте дать ему непродуманный совет - он вежливо, внимательно выслушает вас, но уже в этот момент его серые глаза недвусмысленно скажут: это что-то не то. Он постоянно был недоволен собой, всегда искал новых решений, своих методов в тренировках.

Двадцать дней и ночей, покачиваясь на морских волнах, теплоход "Грузия" вез спортсменов домой. Алексей имел достаточно времени, чтобы все обдумать и взвесить. Еще и еще раз анализировал выступления двух своих соперников-гигантов. Да, действительно, они были сильны. Но, с другой стороны, Медведев видел, что у них не хватает быстроты, техники и что именно этим объясняются частые срывы. Уже тогда он намечал те стратегические линии, по которым пойдет его дальнейшая подготовка.

Цифра "500" не давала покоя Алексею. Нужно было привыкнуть к ней, считать реальной, доступной.

Медведев не один штурмовал этот тяжелоатлетический пик. На этом трудном пути у него появился соперник - Евгений Новиков. В постоянном единоборстве оттачивалось мастерство, увеличивался результат. Но вот неожиданность! В начале 1957 года заявил о себе Юрий Власов. Он дебютировал с солидным результатом - 462,5, а спустя несколько месяцев показал 477,5 кг. "Медведь ощутил лапу молодого льва", - шутили в кругу тяжелоатлетов.

Еще один сюрприз преподнес Евгений Новиков. Имея лучший в Европе результат в жиме (170), он подготовил толчок 187,5 кг и показал в сумме 492,5 кг. Это было второе достижение в мире. Новиков достиг того, к чему стремился 12 лет, - звания абсолютного чемпиона СССР. Подняв 487,5 кг, Медведев поздравил друга, но, что греха таить, был потрясен. Противников у него было много - и дома, и за рубежом. Прорваться сквозь такое окружение - дело ой какое тяжелое. Отдохнув немного, он весь отдался учебе и тренировкам.

Все с интересом ожидали, кто первый из русских богатырей преодолеет 500 кг.

В Тегеране Медведев и Сельветти тренировались вместе. Они внимательно наблюдали друг за другом, но карт не раскрывали. Однако стоило Алексею толкнуть предусмотренные планом тренировок 180 кг, как Сельветти под аплодисменты зрителей легко выжимает 170 кг. Серьезная заявка.

Первый выход на помост. Алексей не торопится. Он все делает очень медленно: лениво натирает магнезией ладони, не спеша поправляет штангу, наконец, принимает стартовое положение. Координированное усилие - и штанга весом 160 кг, потом 165 кг легко выжата.

Сельветти добивается успеха в жиме - 175 кг! Зал овацией воздает должное силе аргентинца. В рывке он в прекрасном стиле фиксирует 140 кг, потом 147,5 кг. После двух движений он впереди на 2,5 кг. Завершающий этап борьбы - толчок. Сельветти показывает 170 кг.

Медведев толкает 180. Попытка аргентинца взять этот 265 вес ни к чему не приводит. Вторично он не хочет подходить к штанге. Медведев толкает 185 кг.

Сельветти идет на риск. Он просит поставить 187,5 кг. Его красивое лицо покрывается багровыми пятнами. Он долго поправляет ремень, берется за гриф... Но попытка безуспешна, атлет беспомощно падает. Штанга медленно катится на край помоста.

А Медведев?

Раздаются подбадривающие возгласы. Но он их не слышит. Одна лишь мысль - толчок, толчок, толчок... Если он возьмет сейчас 187,5 кг, это будет победа.

Он победил 500 кг.

Отныне золотая цифра 500 станет обычной для советских тяжеловесов. И еще меньшими покажутся рекордные килограммы, которые в свое время поднимал я и мои соперники. Я подумал, есть ли смысл сейчас вспоминать о них...
 

 

 

Предыдущая страница

В оглавление Следующая страница


 

 

 

 

 

Реклама