Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой портал Топ

InterSib Каталог ресурсов Сибири

 

 

 

Яков Куценко

 
"В жизни и спорте".

ГЛАВА 10   Визит команды Гоффмана.
 

 

Минуло уже много лет, но москвичи все еще помнят холодный дождливый летний день 1955 года и рекламные афиши по всей Москве: «В Зеленом театре состоится матчевая встреча тяжелоатлетов США и СССР». Тогда об этом дне говорила почти вся Москва. Говорили не только любители тяжелой атлетики, говорили пенсионеры, домохозяйки. Говорили потому, что в Москву приехал самый большой и самый сильный человек планеты Пауль Андерсон.

Вот они выходят из самолета — Гоффман со своими ребятами. Внуковский аэропорт гудит. И непонятно, что сильнее — гул моторов или приветственный гул встречающих.

Вот вразвалочку идет Андерсон. Он в плотно облегающей рубашке с короткими, даже слишком короткими рукавами. Еще бы: бицепс 57 см. Такой бицепс стоит показать! Вот Шеппард в клетчатой рубашке и в куртке, белозубый, красивый и очень симпатичный парень, замечающий, вероятно, всех девушек в толпе.

А вот и Чарльз Винчи — какой-то испуганный, смущенный. Мы видим его впервые. Прогрессирует он с невероятной быстротой. Недавно побил рекорд мира нашего Вильховского.

Вот, наконец, и Гоффман. Сейчас он какой-то совсем для нас новый: в лице теплоты и приветливости больше, чем когда бы то ни было.

В общем, все очень хорошо и празднично. Лето, солнце, тысячи улыбок.

Мы идем к машине. В центре внимания, конечно, Андерсон. Он подходит к автомашине и, настораживаясь, останавливается. Оказывается, год назад он попал в автомобильную катастрофу. В результате было сломано три ребра, а рука вот болит до сих пор. И он показывает толпе кисть левой руки в крепкой кожаной повязке. Он протягивает руку очень доверчиво, совсем по-детски.

Стэнли Станчик, которому травмы никак не дают возможности стать чемпионом мира, пытается говорить на своем родном языке — он еще не совсем забыл польский.

Томми Коно, как всегда, блестит стеклами очков. Как всегда, полуулыбка, иронический прищур раскосых глаз. — Хочется думать — добрый прищур.

На первую тренировку американцев приходит много зрителей — спортсменов, журналистов и тех, кого провели сюда по знакомству. Не помешают?

— Напротив, — улыбается Гоффман. — Мы привыкли к зрителям.

Тренируемся вместе. Постепенно воздух наполняется специфическим запахом — как всегда, американские ребята растираются белой вязкой жидкостью. Она хорошо разогревает мышцы. Потом массаж. Вот сейчас подойдут они к штангам. Но что это? Еще 10—15 минут разминаются с легким весом. Все, кроме Андерсона. Раньше такого не было. Где же незыблемые основы тренировочных принципов наших друзей?

— Русская школа, — улыбается Коно. Тренируются все очень серьезно, сосредоточившись, ни на кого не обращая внимания, Особенно Коно.

Удивительная способность отключаться в нужный момент от всего на свете. Вероятно, поэтому его назвали «загадочным японцем». Интересен тот факт, что знаменитый атлет пришел в тяжелую атлетику путем довольно-таки нетипичным. С детства и до четырнадцати лет он болел астмой, и врачи оказались бессильны помочь парню. Кто-то из них посоветовал ему заниматься физкультурой, и, вопреки запретам родных, он начал упражняться с гантелями. Болезнь отпустила, а Коно серьезно увлекся спортом. В 1950 году двадцатилетний юноша завоевал второе место на чемпионате США, а еще через два года стал олимпийским чемпионом.

Но наступали моменты, когда в зале прекращалось щелканье аппаратов, стрекотание камер. Прекращались разговоры, прекращался звон падающего металла. К штанге подходил Андерсон.

Дикси Деррик... Ему нравится, когда его так называют. В южных штатах это означает — подъемный кран. Губернатор штата Джорджия установил в его честь «день Андерсона». Его принимал вице-президент США Никсон. Андерсона называли титаном, чудом природы. Не часто в наше время можно услышать такие слова применительно к человеку.

Андерсон родился, несомненно, с незаурядными физическими способностями. Но только развитие этих способностей привело к тому, что он стал таким Андерсоном, каким узнал его весь мир. «Андерсон не был бы Андерсоном, если бы не тренировался», — заметил кто-то из американских журналистов.

Родился он в 1932 году в городе Токкоа. Родители его, люди физически неприметные, ничего общего со спортом не имели. Ему нравился спорт — там можно было проявлять решительность и смелость, а этого у него было в избытке. Он был примерным учеником, и родители, гордясь своим сыном, поощряли его занятия спортом.

Несмотря на свой солидный вес (в 16 лет он весил 97 кг), Пауль считался лучшим игроком футбольной команды школы. На него обращает внимание тренер футбольной команды университета в Южной Каролине. Андерсон становится студентом и спустя год, несмотря на блестящие успехи, оставляет футбол. Причина уважительная: его недостаточно кормят. Он похудел там на 20 кг. У Андерсона, по словам его товарищей, мягко говоря, был повышенный аппетит.

Впредь Андерсон наотрез отказывается от многочисленных предложений, поступавших к нему от сильнейших университетских и профессиональных клубов США.

Он установил у себя в спальне небольшой помост, принес туда штангу и несколько гирь.

Так он стал штангистом. Первые тренировки были весьма однообразны: приседания с весом на плечах.

Весть о его необыкновенной силе быстро разнеслась по всему штату. На него приехал посмотреть знаменитый силач Боб Пилс. Пауль присел два раза с весом 250 кг. Этого было достаточно, чтобы взять над ним шефство.

Тренировки разнообразились. Появился жим, рывок, толчок. Но по-прежнему главным упражнением было приседание. Каждый день — 100 приседаний е весом до 150 кг. Результаты росли фантастически быстро. Еще зимой 1953 года он поднимал 397,5 кг, а уже осенью его результат был 483,5 кг. Это превышало официальный мировой рекорд Дэвиса.

Андерсон каждый день рано утром начинал тренироваться — это было его основным занятием. Иногда он шел на охоту. Выпивал по 8 литров молока в день, Родителям пришлось купить две коровы.

Занимался он без тренера. Осенью, зимой — у себя в спальне, а летом — во дворе.

В январе 1954 года он уже мог считаться сильнейшим человеком мира: в жиме показывал 162,5 кг, в рывке — 145, в толчке — 186,5 кг. Но в этом году на соревнованиях в Филадельфии он порвал связку на левой руке.

Для его поврежденной кисти конструируют специальный аппарат, и он продолжает тренироваться. Андерсон почти выздоравливает, но попадает в автомобильную катастрофу. Опять перерыв.

В апреле 1955 года на соревнованиях в Южной Каролине Андерсон показал в сумме 518,5 кг.

Пройдут годы, нет — месяцы, и мир будет изумлен невиданными килограммами, которые одолел этот сверхчеловек.

Но об этом позже.

А пока он здесь, с нами в спортивном зале. Сегодня — последняя тренировка. Обстановка, как никогда, теплая. Гоффман дарит свои растирки для мышц, угощает белковыми таблетками. Воробьев протягивает Шеппарду шоколад...

Мы закончили тренировку и уходим отдыхать перед соревнованиями.

Наступило 15 июня. Впервые у нас испортилось настроение: с утра пошел дождь. Надолго ли? Хмурое низкое небо не оставляло никакой надежды на изменение погоды. В спортивных организациях Москвы, в «Вечерке» не прекращались телефонные звонки: состоятся ли соревнования?

К вечеру мы приехали в Зеленый театр. На эстраде — лужи. Холодно. Имеем ли мы право предлагать нашим гостям выступать в таких условиях? Начало задерживается. Мы ждем Гоффмана — он опаздывает. Около 15 тысяч людей в плащах и под зонтами упрямо ждут выхода сильнейших в мире.

Гоффман растроган. Мы предлагаем американцам перенести соревнования. Не соглашаются.

Грянул бодрый марш, и зажглись огни. Соревнования начались.

К счастью, дождь прекратился. Но стало холоднее. За ширмой старательно, как никогда, работают массажисты. Американцы растираются своей огненной жидкостью и кутаются в ковры.

На Юрия Дуганова свалился рекламный щит, сорванный ветром. На какое-то мгновение Юра теряет сознание. Кажется, никогда еще соревнования не проходили в таких неудобных условиях.

Но все это компенсировали улыбки, огромные букеты цветов, чувство юмора, которое оказалось в этот вечер почти у всех выступающих.

Большое впечатление на всех произвело выступление Стэнли Станчика и Томми Коно. Чарльзу Винчи не повезло: после первого же движения он растянул мышцы спины и выбыл из соревнований. Мы так и не увидели его рывок, о котором было столько разговоров. Питмэн еще раз показал свой блистательный техничный толчок.

Если на помост выходит Аркадий Воробьев, поединок будет обязательно увлекательным. Это знают зрители. На этот раз противником его был Шеппард.

В жиме и рывке они не уступили друг другу ни грамма. И вот последнее упражнение — толчок. Шеппард поднимает 177,5 кг и становится победителем.

Воробьев был далеко не в лучшей своей форме. Об этом знал Шеппард и поэтому отнесся к своей победе не очень серьезно.

Новый мировой рекорд установил Николай Костылев: в рывке он показал 123 кг. Питмэн так оценил его успехи:

— Я считаю Костылева сильнейшим легковесом мира. Я знал, что проиграю ему — он моложе меня на 7 лет, но не думал, что проиграю так много.

Откровенно говоря, почти все замерзшие и промокшие зрители, которые были в Зеленом театре, ждали, когда на сцене появится «чудо-человек».

До вызова на помост Пауль Андерсон лежал на кушетке, почти не двигаясь. Он не сделал никакой разминки, даже не присел, не прошелся перед тем как его вызвали. На штанге — 172,5 кг — на 5 кг выше мирового рекорда Дага Хэпбурна. Этот вёс оказался для американца легкой разминкой в полном смысле этого слова.

Андерсон показал тогда в троеборье 517 кг.

Он действительно был чудо-человеком. Зрители забыли о дожде, ветре, о холоде. Соревнования закончились, а они все еще в каком-то оцепенении сидели на своих местах.

В ту же ночь американские атлеты выехали в Ленинград.

…Трибуны Ленинградского цирка были заполнены до отказа.

Винчи, несмотря на боль в спине, решил выступать, команде были нужны его очки. Фархутдинов выступил гораздо ниже своих возможностей — его результат 305 кг. Удодов не имел соперника и показал 345 кг.

В трех последующих весовых категориях победителя было предсказать трудно. В среднем весе выступал Василий Степанов. Мы еще не знали, как он себя проявит в таких соревнованиях. Коно многозначительно заявил, что борьба с Федором Богдановским предстоит серьезная. Шеппард ждал встречи с Федором Осыпой.

Коно был блистателен в этот вечер, еще раз удивив всех прекрасным сочетанием физической силы и волевых качеств. Он установил мировой рекорд в жиме — 132,5 кг. Выжал он этот вес удивительно чисто, без малейшего отклонения туловища, силой только одних могучих рук. Вырвав 125 кг и толкнув 165 кг, он превысил свой мировой рекорд в сумме на 15 кг.

Юрий Дуганов установил также новый рекорд мира в рывке — 132,5 кг. Наш атлет подарил Коно алое трико с государственным гербом Советского Союза.

— Я никогда не видел такой доброжелательной публики, — сказал Коно. — Зрители не скупились на аплодисменты, когда я устанавливал мировые рекорды, но такой энтузиазм мне приходится наблюдать впервые.

Штангу легче поднимать, когда чувствуешь доброжелательность зрителей.

О Богдановском, который поднял в сумме 407,5 кг, Коно сказал:

— Лучший результат ему помешала показать только неопытность, но я уверен, что он станет чемпионом мира.

Станчик был уверен в своей победе над Степановым. Но, несмотря на высокий результат многократного чемпиона мира — 417,5 кг, сумма Степанова оказалась выше на 7,5 кг.

Исход командной борьбы был предрешен. Степанов принес нашей сборной столь необходимые для победы 2 очка.

Теперь нам не страшны были даже победы Шеппарда и Андерсона.

Исход поединка Шеппарда и Осыпы решался в толчке.

Осыпа был спокоен, нетороплив. Шеппард почему-то очень возбужден. 172,5 кг Осыпа не смог одолеть. К этому же весу подходит Шеппард. Лицо его в магнезии, волосы растрепались. Два раза он берется за гриф и отходит от штанги.

Он хочет установить мировой рекорд — 182,5 кг. Но, взяв этот вес на грудь, не может с ним встать.

Шеппард подходит к Осыпе.

— Вы прекрасный человек и штангист, — говорит он. — Если бы мы могли тренироваться вместе, то стали бы большими друзьями.

Пауль Андерсон показал на этот раз 512,5 кг. Новиков отстал от него на 62,5 кг.

— Мне жаль уезжать отсюда, — искренне говорил Андерсон. — Мы полюбили ваших людей. Нам было хорошо здесь.

Два-три раза в год в моем почтовом ящике появляется длинный узкий конверт, на котором в углу изображено три силуэта, держащих на вытянутых руках штангу. В конверте либо яркая поздравительная открытка, либо короткое деловое письмо, а иногда фотографии семейной хроники.

Это от Бена Вейдера. И хотя с Беном Вейдером — известным специалистом и популяризатором тяжелоатлетического спорта в Канаде и США — мне пришлось встретиться только один раз, я давно уже называю его просто по имени. Потому что Бен — мой друг.

Жарким июльским днем 1955 года мне позвонили домой и сообщили, что завтра в Киев приезжает Бен Вейдер — издатель популярного среди тяжелоатлетов журнала «Масл Пауэр» («Мускульная сила»), что выходит на английском, французском и испанском языках.

Незадолго перед этим редакция журнала установила специальные золотые медали для спортсменов и тренеров, имеющих особые заслуги в развитии тяжелой атлетики. В США такими медалями наградили чемпионов мира Н. Шеманского и Т. Коно. После них почетной награды удостоились советские атлеты — Н. Шатов, И, Механик и я.

Приехав в Советский Союз, Бен Вейдер пожелал встретиться со мной в Киеве.

Меня представили высокому русоволосому человеку о энергичным и приятным лицом.

Мы великолепно провели вместе три дня, и я сделал все, чтобы Киев запомнился гостю из Канады как самый прекрасный город в мире. Вероятно, это мне удалось, потому что с тех пор уже прошло более пятнадцати лет и в каждом письме Вейдер вспоминает о Киеве и мечтает еще раз побывать здесь.

Но ежегодно путешествие откладывается. Причины в какой-то мере веские: вначале женитьба, потом рождение сына одного, другого, третьего.

Тяжелая атлетика в Канаде — это прежде всего фирма Бена Вейдера, его журналы, статьи, книги по гантельному спорту и другим вопросам физического воспитания. Вместе с тем этот журналист и популяризатор физической культуры прекрасно понимает, что в его стране нет тех условий для массового развития спорта, какие созданы в Советском Союзе. В письме ко мне он писал: «Частный характер организации спорта в Канаде не дает возможности полностью выявить спортивные таланты. В этом смысле ваша страна вызывает у меня восхищение».
 

 

 

Предыдущая страница

В оглавление Следующая страница


 

 

 

 

 

Реклама