Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой

 

 

 

(Спортивная Жизнь России №3 1998г).

 

Геннадий БАЛДИН

 

ДЕДУШКА ГРИМЕК И Я
качали трицепсы на пари

 

 

 

Время уходит, пришла пора воспоминаний. И вижу, как сейчас, десант сборной СССР по тяжелой атлетике, при которой я состоял массажистом, в США, а говоря точнее - в исторический Геттисбург, где разыгрывали свой мировой чемпионат штангисты.

Перед боевыми схватками надо было, как вы понимаете, потренироваться. И хозяева в этом смысле наших силачей не обидели. Их пустили в Центр подготовки знаменитого Боба Гофманна, который, мы знаем, был "папой" американской тяжелой атлетики, миллионером, вкладывавшим в ее развитие немалые суммы из честно им заработанных в бизнесе средств. Замечу по ходу, что именно Гофманн нашел и субсидировал великого Томми Коно, и это он показал миру Пола Адерссона, которого называли, если не ошибаюсь, "подъемным краном".

Но я - о другом. Баловался, сегодня в том признаться не стыдно, культуризмом, у нас верхами преследовавшимся, даже вел, было время, соответствующую рубрику в "Спортивной жизни России". Потом возглавлял комиссию ветеранов бодибилдинга. И вот здесь, в небольшом американском городке мне показывают красивого старика и говорят: это - Джон Гримек.

С ума сойти, уж это имя было мне знакомо! Первый в мире "Мистер Юниверс", еще и "Мистер Америка", "Мистер США"; культурист, на которого молились во многих странах мира, а у нас - в подполье, поскольку атлетическая гимнастика, повторюсь, не была любима властями. И вот я этому человеку-легенде жму руку. Сказка?

Сразу же скажу, что меня тотчас поразило: в свои 68 лет Гримек выделялся из окружавшего его люда объемами, мы, культуристы, имеем в виду под таким нехитрым понятием мускулатуру, мышечный рельеф. А познакомил нас с этим великим спортсменом один из тренеров тяжелоатлетической команды США Джон Терпак, кстати сказать, украинец по происхождению, знаменитый штангист-полутяж, чемпион мира 1947 года, и увы, как и Гримек, уже далеко не молодой.

Даже небольшой разговор с мэтром дал мне очень много. Гримек поинтересовался, как я тренируюсь, прочел мне целую лекцию о методике тренировок разных групп мышц. Продиктовал систему оригинальных упражнений на каждую группу, оговорившись, что дело это - сугубо индивидуальное: что подойдет ему, не сработает для меня. А изучив меня, мою стать и характер, хоть и в недолгом общении, этот гигант смог дать мне совершенно конкретные рекомендации.

Ну, к примеру, коллеги меня поймут: открыл для меня Гримек некоторые секреты для укрепления брюшного пресса. Показал специальное приспособление для закрепления ног на перекладине - это особого рода жесткие ботинки. А дальше - висишь вниз головой под турником и поднимаешь туловище, сколько сможешь, не опасаясь сорваться.

Потом было предложено пари, кажется, на баночку кока-колы: кто выполнит больше упражнений на развитие трицепса на блоке. Мои пожилые, чего уж скрывать, оппоненты предложили мне, молодому еще человеку, фору в 20-30 килограммов на тяге, и я был посрамлен. Но все равно остался доволен: уж больно много почерпнул из этой почти мимолетной встречи.

Ну а затем Гримек пригласил меня совершить небольшую экскурсию по редакции журнала "Развитие мышц", расположенной там же, в тяжелоатлетическом центре Гофманна. Как и еще одна редакция, детище "папы" Боба, "Сила и здоровье". Обошел все отделы, увидел, кто как работает, чем занимается. Подарил мне на память Гримек фотографии, одна до сих пор висит у меня на стене в рамке под стеклом, а еще и снимок совсем тогда еще молодого Шварценеггера - слава его только вспыхивала.

Гофманн, надо сказать, тоже был мужчина на загляденье, хоть и было ему уже под восемьдесят. Меценат, как какой-нибудь наш Савва Морозов. В своем центре он содержал и музей, даже и цех по производству протеинов - подарил мне, спасибо, баночку. О таких у нас тогда и мечтать не смели любители атлетической гимнастики. В своем солидном возрасте демонстрировал мне жим лежа - гибкость потрясающая. И сила, конечно, сохранилась.

Что бы еще вспомнить? Боб Гофманн на свое 80-летие пригласил всю нашу команду в ресторан. Антураж - пивные кружки на потолке и стенах, под псевдонародность. Насчет покушать все на высшем уровне. А вот выпить, на что мы, признаться, надеялись, ни-ни. Кока-кола, соки и тому подобное. Я через кого-то там намекнул: мол, массажисту и тренеру на помост не выходить, можно слегка и расслабиться. Отвели нас с товарищем в отдельную кабинку и попотчевали пивом. Рудольф Плюкфельдер, мой визави, попил пивка и был таков. А я, будучи по натуре шутником, изобразил из себя пьяного в стельку: мол, до автобуса на собственных ногах добраться не могу, качался и спотыкался. Народ дивился, ну как же можно так упиться с коки и соков. Завидовали. Но потом, конечно, разобрались, посмеялись, и долго еще после того наш супергигант Султан Рахманов при встречах просил меня: "Ну-ка, Петрович, изобрази как ты был в гостях у Гофманна".

А было то году в 1978-м. И вот не так уж и давно, двадцатилетие спустя, был я в Атланте, на Олимпийских играх, опять же в качестве тренера-массажиста у штангистов. И повстречался со старым приятелем - Томми Коно. Обнялись. Он и говорит: знаешь, наш Джон Гримек жив и здравствует, хоть ему уже под 90. Когда встречаемся, тебя, Петрович, да шутки твои добрым словом поминает.

Очень мне было приятно услышать такое.


 

 

 

 

 

Реклама