Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой

 

 

 

Исаак Борисов

 
"Страницы спортивной славы".

 

Глава 11. "Русский клинок".

 

 

В искусстве владеть холодным оружием у нас, русских людей, уже тогда была одна характерная черта-непреклонная воля к победе. Счастлив я, что мастерство старых русских фехтовальщиков подхвачено молодежью и развивается, как и другие виды спорта, год от года глубже и шире.

 

П. Заковорот

 

Рядовой лейб-гвардии Гродненского гусарского полка Петр Антонович Заковорот ехал на мировой чемпионат по фехтованию вместе со своим учителем, обрусевшим французом Мишо. У последнего были властный голос и строгий взгляд. На занятиях инструктор бывал требователен, крут и, хотя весьма высоко ценил ловкость и сообразительность Заковорота, считал (это ему подсказывало житейское благоразумие), что гневаться куда безопасней на старательного нижнего чина, чем на недоросля офицера. Однако то же житейское благоразумие продиктовало Юлиану Александровичу решение послать на соревнование мастеров клинка именно Заковорота, ибо громкое имя и благородное происхождение, знал инструктор, сами по себе не защитят от удара соперника.

"Быстрый выпад, четкое движение, точный удар"- на этих трех китах держалась фехтовальная "метода" Мишо, а Заковороту было не занимать ни силы, ни быстроты, ни смелости.

Без особых приключений представители русского спорта добрались до Парижа. В городе царило предпраздничное оживление, "столица мира" кишела иностранцами, приехавшими на открытие всемирной выставки 1900 года. Будь Заковорот один, без провожатого, он затерялся бы в клокочущем человеческом море.

Импульсивность парижан передалась и Мишо, он развил бурную деятельность. Не успел Заковорот расположиться в номере гостиницы и отдохнуть после дороги, как тренер повез его на территорию выставки в построенный специально для соревнований поместительный зал под стеклянной крышей. Там они застали многих участников предстоящих боев - главным образом из итальянской и французской команд. Мишо знал некоторых в лицо, был немало наслышан о чемпионах и поэтому не без удовольствия уважительно-торжественно называл имена:

- Сантели... Контено... сам Анкетти...

У Заковорота замирало сердце при одной мысли, что ему придется скрестить свой клинок с разящими клинками прославленных мастеров. Но Мишо был рядом с Заковоротом, и голос его звучал так же властно и строго, словно в Варшавском фехтовально-гимнастическом зале во время занятий.

- Не робеть, молодой человек, помните: быстрый выпад, четкое движение, точный удар... О, это отрезвляет даже чемпионов...

Все сомнения и страхи Заковорота рассеялись, как только он вышел на дорожку и рука ощутила привычную тяжесть клинка. Бои в предварительной пульке сложились благоприятно и для ученика и для учителя. Заковорот действовал уверенно, с артистической непринужденностью, будто проводил тренировочные встречи.

Целый месяц шли поединки французских, итальянских, австрийских, испанских и русских фехтовальщиков за право оспаривать в финале золотые медали победителей. Из ста лучших фехтовальщиков мира после месячного отбора осталось шестнадцать. Их разбили на пары и заставили биться друг с другом, в результате - безжалостные судейские "сита" отсеяли еще восемь участников. Оставшаяся восьмерка кандидатов в чемпионы продолжала соревноваться. И так как состязания проводились по круговой системе, пришел черед Заковороту встречаться с Сантели, Контено и "самим" Анкетти.

"В своем доме и стены помогают" - кто не знает этой поговорки! А тут еще, кроме стен, помогали и судьи. Французские специалисты усердно "болели" за своих соотечественников - отменных бойцов на рапирах и эспадронах, так что победу приходилось вырывать одновременно и у фехтовальщиков и у судей. Пожалуй, труднее всего досталось Заковороту в поединке с Анкетти. Чемпион Франции, высокий, с богатырским торсом спортсмен, слыл умным непревзойденным тактиком. Он умел приспособиться к любому сопернику, отлично использовал каждый его промах, малейшее промедление с атакой. Наступал Анкетти стремительно, бурно; удары его были меткими и неожиданными.

Петру Антоновичу пришлось призвать на помощь все свое самообладание, чтобы не дрогнуть под шквалом ударов, отбить их, погасить энергию противника, лишить его уверенности, а затем, улучив момент, самому напасть на озадаченного ходом боя француза. Анкетти пропустил несколько ударов, и, хотели этого или не хотели судьи, им пришлось зафиксировать победу русского фехтовальщика.

Счастливые, взволнованные заняли Заковорот и Мишо свои места в строю победителей. Утомительный двухмесячный турнир уже был позади, страсти улеглись, сильнейшие определились. Главный судья объявил окончательные результаты соревнований. По условиям чемпионата первым пяти призерам вручались золотые медали. В списке лучших мастеров клинка Заковорот и Мишо значились соответственно третьим и пятым.

"Моя школа", - с гордостью показывал Мишо на статного, могучего гусара. Опытный тренер, он понимал, что ученик уже превзошел учителя...

 

 

Предыдущая страница В оглавление  


 

 

 

 

 

Реклама