Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой

 

 

 

Исаак Борисов

 
"Страницы спортивной славы".

 

Глава 4. "Уфимский силач".
 

 

 

"Образ жизни делает чудеса".

С. Елисеев

 

Сергею Елисееву было 18 лет, когда в Уфу приехал известный московский силач Петр Крылов. "Король гирь" - так величали Крылова - выступал в местном цирке. Обладая редкой мощью, он показывал удивительные трюки: держал на платформе двадцать человек, толкал штангу с полыми шарами, в которых сидели два рослых солдата, кулаком разбивал камни.

Как зачарованный следил Елисеев за уверенными движениями приезжего богатыря. Он не мог сдержать своего восхищения, и от его энергичных толчков сидевший рядом старший брат Александр чуть не оказался на полу. Дело в том, что братья Елисеевы сами занимались тяжелой атлетикой. Они уже склонны были считать себя заправскими гиревиками, но приезд Крылова спутал все их представления о человеческой силе.

К счастью, Елисеевы были волевыми людьми. Поняв, что им еще надо много трудиться, чтобы достигнуть совершенства, братья упорно продолжали занятия. Сергей установил для себя железный распорядок дня: вставал рано, обливался холодной водой, упражнялся до завтрака 11-фунтовыми гантелями. С тяжелыми гирями он тренировался вечером к концу дня, по его утверждению "окончательно пробуждались мышцы".

Прошло полтора года. Крылов снова приехал в Уфу. Можно себе представить удивление "короля гирь", когда на первом же представлении в цирке Боровского на арену поднялся незнакомый ему юноша, назвавшийся Елисеевым-младшим, и стал повторять рекордные номера Крылова. Знаменитый силач-артист должен был признать, что в поднимании штанги он уступает молодому спортсмену. Благодаря Крылову о Елисееве узнали в Петербурге, где жил большой энтузиаст гиревого спорта доктор Владислав Францевич Краевский. В столице Сергей появился в 1897 году. Петербургские атлеты, впервые увидевшие уфимского силача, были разочарованы. Перед ними стоял среднего роста, стройный, худощавый юноша, как-то сразу затерявшийся среди внушительных фигур столичных богатырей. Только некоторые, самые опытные гиревики, и среди них доктор Краевский, угадывали в сухом, с тонкими "слитками" мышц теле новичка колоссальную силу.

Находившиеся на манеже спортсмены ахнули от удивления, когда Елисеев взял на грудь девятипудовую штангу. Такой груз не поднимал еще ни один из петербургских рекордсменов.

- Мы присутствуем при рождении чемпиона,- радостно воскликнул Владислав Францевич и от полноты чувств расцеловал изрядно смутившегося юношу. Когда через два года С-Петербургское атлетическое общество решило послать своего представителя на международный чемпионат гиревиков, все единодушно сошлись на том, что ехать должен Сергей Елисеев.

Так, в марте 1899 года уфимский богатырь очутился в итальянском городе Милане, в атлетическом клубе, где собрались сильнейшие штангисты Европы.

Накануне соревнований спортивные обозреватели спросили маркиза Монтичелли, учредителя и главного судью чемпионата, кто, по его мнению, может рассчитывать на успех в предстоящем "турнире геркулесов". Маркиз отделался шуткой: "Если бы я сам участвовал в состязаниях, мне не стоило труда назвать победителя". Монтичелли явно хитрил перед представителями печати. В кругу миланских гиревиков титулованный спортсмен был более откровенен - победителем первенства он надеялся видеть своего соотечественника великана Скури.

Луиджи Монтичелли сам был известным атлетом, отличался замечательной ловкостью в упражнениях с гирями. Но разве он мог идти в сравнение с многославным Скури! Последний шутя поднимал массивные штанги, подбрасывал, как мячики, чугунные и каменные ядра. Скури мог на своей просторной спине унести тридцативедерный бочонок вина, с которым едва управлялись четверо трактирных слуг.

Однако сам Скури был менее уверен в своей победе, чем его многочисленные почитатели. Чемпионат собрал цвет европейской атлетики. Не замедлил, например, приехать знаменитый Редль из Мюнхена, один внешний вид которого мог повергнуть в смятение кого угодно. И вправду, бицепсы баварца, окружностью в 50 сантиметров, говорили о редкой мощи их обладателя. В руках Редля теряли вес штанги и бульдоги, специально отштампованные чугунные слитки.

Итак, Скури или Редль? Темпераментные миланские любители атлетики с нетерпением ждали поединка этих двух выдающихся гиревиков. Наконец наступил день соревнований.

Программа состязаний включала пять упражнений (вес поднимался одной и двумя руками). Зрители, столпившиеся у арены, на которой был установлен помост, оживленно обсуждали выступления участников. Один за другим выходили к штанге искуснейшие атлеты мира, удобно расставляли ноги и резким движением выбрасывали вверх, на прямую руку, тяжелый снаряд.

- 150 фунтов,-передавалось по рядам, - 160... Шумным одобрением встретили миланцы успех своего любимца: Скури вырвал правой рукой 170 фунтов. Не успел Скури скрыться в комнате участников, как новый взрыв аплодисментов заставил его вернуться в зал. Оказывается, богатырь Редль выбросил 175 фунтов. Что говорить, опасения Скури имели под собой почву. Хоронясь за трибуной, итальянец провожает взглядом удачливого соперника. Тот идет не спеша, полный достоинства, отвечая на приветствия зрителей легким поклоном лысеющей головы.

Тем временем на помост выходит Елисеев. Широкоплечий, с гибким станом атлет наклоняется к штанге. Темно-русая прядь свисает на лоб. Пальцы тесным рядком ложатся па холодный гриф снаряда, будто вжимаются в металл. Секундная пауза, затем стремительный рывок. Штанга взлетает над вихрастой головой Елисеева. Вот снаряд покачивается на выпрямленной руке спортсмена; зрители видят, как под тонкой кожей ходят волной мышцы, послушные колебаниям штанги, наконец она подчиняется атлету - застывает. Покоренный силой человека, зал молчит. Никому не известный спортсмен из далекой России повторил результат знаменитого баварца. Но - удивительней всего - молодой штангист не собирается уходить с помоста. Бледный, с пятнами румянца на щеках, он что-то объясняет бородатому маркизу. Монтичелли кивает головой и отдает распоряжение своим помощникам прибавить к весу еще пять фунтов. Через минуту снаряд снова взлетает вверх. Монтичелли встает из-за судейского стола и аплодирует русскому силачу. Маркиз очень доволен тем, что ничего определенного не сказал представителям печати.

В следующем упражнении Елисеев опять поднимает вес больше Редля, на этот раз на целых 12 фунтов; после третьего упражнения баварец проигрывает уже целый пуд. И только в четвертом движении-выжимании штанги двумя руками, - требующем большой силы рук и плечевого пояса, Редль поднимает одинаковый с Елисеевым вес.

А что же сталось с другим колоссом - Скури? Чемпиону Италии пришлось довольствоваться третьим местом. Итальянец бодрился: "Такому противнику уступить - одно удовольствие",-говорил он, похлопывая тяжелой ладонью по плечу Елисеева. Скури не заблуждался: уфимский богатырь был безусловно сильнейшим атлетом своего времени.
 

 

Предыдущая страница В оглавление Следующая страница


 

 

 

 

 

Реклама