Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой

 

 

 

Исаак Борисов

 
"Страницы спортивной славы".

 

Глава 2. "Чемпион чемпионов"..
 

Дорогие мои сыны! Я счастлив видеть свое имя рядом с вашими именами. Вы принесли такие победы нашему родному спорту, какие нам, старикам, и не снились. И я знаю, что это только начало...
С гордостью и радостью я слежу за вашими победами и говорю себе: "Можешь быть спокоен, Иван Максимович. Дело, которому ты отдал всю свою жизнь, перешло в надежные руки".

И. Поддубный

 

Полвека с лишним назад, в 1904 году, к которому восходит наш рассказ, Ивана Максимовича Поддубного еще не называли чемпионом чемпионов. Арбитр, знакомивший зрителей с участниками международного чемпионата (дело происходило в Петербурге), представил Поддубного как "специалиста по борьбе на поясах". Из этой сдержанной характеристики следовало, что последний не принадлежал к числу фаворитов соревнований, к тем избранникам, чьи борцовские качества уже испытаны в многочисленных поединках, чьи богатырские груди, словно защитной броней, прикрыты чемпионскими лентами. Короче говоря, Поддубный был рядовым участником атлетического турнира, одним из многих соперников "великого" Поля Понса, неукротимого охотника за призами и медалями. После победы над непобедимым американцем Томом Канноном и турком Нурлой, весившим десять пудов, чемпион мира Понс не находил себе достойных противников ни в Америке, ни в Западной Европе. Это был настоящий геркулес, обладавший громадной силой, выносливостью и... способностью незаметно проводить запрещенные приемы. Мог ли кто-нибудь предположить, что всемирно известный Поль Понс будет припечатан к ковру "специалистом по борьбе на поясах?"

В те годы, когда слава Понса уже гремела по всему континенту, поясной борец Поддубный работал грузчиком в Феодосийском порту. Мощью молодой грузчик был наделен от природы. В роду Поддубных, полтавских землепашцев, числилось немало силачей.

Богатырем был и отец будущего чемпиона Максим Иванович-суровой души человек, яростный и неутомимый в работе. В семнадцать лет младший Поддубный поднимал пятипудовые мешки с зерном, ворочал тяжелые крестьянские возы. Под его широкой ладонью замирали самые норовистые лошади. Трудно спрятать такого богатыря в маленьком селе-чии. Да и самого Ивана тянуло людей посмотреть и себя показать.

Заручившись отцовским благословением, покинул он родной дом. В поисках заработка исходил Иван весь юг России, пока не попал в Севастополь. Там его охотно приняли в артель грузчиков, где могла пригодиться стальная спина молодого крестьянина. По воскресеньям забавы ради юноша-грузчик боролся на поясах, и вскоре выяснилось, что никто из дюжих соартельщиков Поддубного не может выстоять против него дольше двух-трех минут. Весть об удивительном борце разнеслась по крымским портам, по городам Украины. Узнали о Поддубном и в Петербурге, а там молва о силаче-самородке проникла и за границу. Слыхал о Поддубном и Понс. Накануне петербургского чемпионата начинающий русский атлет в шесть минут уложил на спину "страшного кучера" Фавуэ, еще короче была его схватка с немецким чемпионом Зигфридом. Но все же Понс не считал Поддубного серьезным конкурентом: "Силен, как медведь, и, точно медведь, неуклюж, с ним справиться можно". Чемпионат длился целый месяц. Одного за другим бросал своих противников хладнокровный, уверенный в себе Понс, и так же решительно расправлялся со своими соперниками Поддубный. И чем меньше дней оставалось до конца соревнований, тем ближе становилась их встреча, которой, знали оба, им не миновать.

...Никогда еще петербургским поклонникам борьбы не приходилось видеть подобной схватки. Двухметровый колосс Понс стал попросту игрушкой в руках русского богатыря, оказавшегося на удивление быстрым и изворотливым. Какой там медведь! - дюжина барсов набросилась на ошеломленного чемпиона, сбила его на ковер. Зная, что Понс искусен в стойке и ловко пользуется своими длинными мускулистыми руками, Поддубный сразу перевел его в партер и держал почти два часа на животе. Чемпион лежал с видом человека, придавленного при обвале каменной глыбой. Он усами касался мягкого покрытия ковра, слышал над ухом горячее дыханье соперника и думал о том, как бы вырваться из железных объятий Поддубного. Но то, что приходило в голову французскому великану, по-видимому, не очень тревожило русского борца, он весьма энергично пресекал все попытки Понса подняться в стойку. И только однажды зрителям показалось, что француз достиг своей цели: незадолго до истечения контрольного срока схватки Понс отчаянным рывком разомкнул было руки противника, но тут же оказался перевернутым и прижатым лопатками к ковру. Так состоялось боевое крещение "поясного борца" Поддубного, его посвящение в чемпионский сан. А через год в Париже Иван Максимович бросил изумительным по красоте и стремительности приемом через себя пятикратного чемпиона мира датчанина Иеса Педерсена.

Никто из чемпионов, современников Поддубного, не в силах был противостоять русскому богатырю. Самый блестящий из них, известный нам Педерсен, имевший даже победу над Понсом, должен был вторично склониться перед Поддубным в 1906 году. Многославные борцы немец Якоб Кох и болгарин Никола Петров в разное время терпели поражение от чемпиона чемпионов, а такие знаменитости, как серб Антонич или итальянец Райцевич, и вовсе не пытались оспаривать у Поддубного звание сильнейшего. В тщетных попытках побороть непобедимого атлета ему предъявляли заведомо неприемлемые условия: а вдруг он откажется, и тогда можно будет объявить о малодушии чемпиона чемпионов. Как ни тяжело приходилось Поддубному, он выступал против любых соперников, стремясь к решительной победе. Известно, как преследовал Поддубного в бытность его в Париже некий профессор японской борьбы, вызывавший чемпиона бороться по правилам джиу-джитсу. Японец устно и печатно грозился победить русского мужлана. Наконец назойливость профессора перешла все границы, и Поддубный дал согласие встретиться с ним. Иван Максимович отлично знал, как коварны приемы японской самозащиты, как опасен бросивший ему вызов спортсмен, имевший собственную школу атлетики в Париже. В оставшиеся до встречи дни Поддубный брал уроки джиу-джитсу у знакомого по гастролям в России японца Оно Окитару. И хотя учеба шла успешно, чемпион чемпионов был неспокоен. Он не имел права рисковать своей безупречной спортивной репутацией. Узнавши о предстоящем матче, в столицу Франции потянулись борцы из всех европейских стран. Парижский цирк в вечер встречи был переполнен. Места в зале брались с боем... Борьба длилась каких-нибудь две минуты. В ответ на болевой прием японца русский богатырь взметнул противника в воздух и с размаху опустил на ковер. Профессор поспешил дать знать, что прекращает сопротивление.

Довелось Ивану Максимовичу испытать свои силы и в вольно-американской борьбе. Стареющий чемпион чемпионов (ему уже шел шестой десяток) совершил поездку по городам Соединенных Штатов Америки, встречался с лучшими борцами "Нового Света" и, вопреки предсказаниям спортивных оракулов из желтой прессы, не проиграл ни одной схватки. "В чем секрет непобедимости Ивана Поддубного?"- вправе спросить вы. На этот вопрос пробовали ответить многие: одни приписывали успех чемпиона его колоссальной силе (дескать, сила солому ломит), другие выделяли феноменальную выносливость чудо-богатыря, иные отмечали борцовское искусство прославленного атлета, его гибкую разнообразную тактику (известно выражение Ивана Максимовича: "Сначала учись, потом борись") и многое другое. Все толкователи, думается, по-своему правы, и, если все сказанное ими обобщить, можно получить примерную расшифровку секрета непобедимости Поддубного. Примерную, но неполную. Ибо к ней нам обязательно надо прибавить слова самого чемпиона чемпионов: "Я побеждал потому, что меня поддерживали и согревали любовь к Родине, желание отстоять честь и достоинство русского спорта, чувство национальной гордости".

 

 

Предыдущая страница В оглавление Следующая страница


 

 

 

 

 

Реклама