Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылкиГостевая книга

Пишите письма

Силовой

 

 

 

                                  А. Суханов

 
Алекс Аберг - Загадка ковра

 

БОРЕЦ — ЗАГАДКА (окончание)

 

Публика восторженно приветствовала Аберга. Венцы разбирались и в музыке, и в атлетическом спорте. Вена была не только старым центром искусства, но и крупным очагом атлетического спорта. Особенно славилась она своими гиревиками. Достаточно перечислить имена чемпионов мира только в тяжелом весе, которые дала Вена гиревому спорту: Вильгельм Тюрк, Иосиф Штейнбах, Иосиф Графль, Бертольд Тандлер, Карл Свобода. До первой мировой войны нигде не было столько чемпионов мира по штанге. Замечательный атлет Карл Свобода, при росте 178 см весивший 170 кг и имевший бицепс 55 см, в 1913 году в возрасте 42 лет поднял мировые рекорды в жиме до 170 кг, в толчке — до 195 кг. Выдающимся рекордом был и его жим в солдатской стойке — 100 кг 16 раз.

В Вене выступало и немало знаменитых борцов, правда, в большинстве своем это были иностранцы. Любопытно отметить, что именно здесь за 13 лет до венского триумфа Аберга, в 1898 году, другой представитель России, тоже эстонец, юный Георг Гаккеншмидт стал чемпионом Европы по борьбе.

Групповое фото 1911 г. Петербург. «Невский Скетинг-ринг». 1-й ряд (лежат), слева направо: Урс-Томский, Андреев. 2-й ряд (сидят), слева направо: Майсурадзе. Тигане, Соловьев, управляющий Фортман, арбитр В. И. Квятковский, организатор Н. Я. Петров, Макдональд, [?>, Киссо, Пауль Янковский. 3-й ряд (стоят), слева направо: Гордеев, Аберг, Аксенов, Броненосцев, Дутов, Кахута, Вервет, Пьерар ле Колосс.В 1912 году Аберг вновь выступает в столичных чемпионатах, идя без поражений и завоевывая всюду первые призы. Трижды бросает он на лопатки черного геркулеса Анастаса Англио, два раза побеждает Ивана Чуфистова, выигрывает у Юхана Тигане и многих других борцов.

В этом же году Алекс Аберг провожает своего друга и учителя Георга Луриха в турне за океан, в далекую Америку. Крепка настоящая мужская дружба. Знаменитый Лурих всегда радовался успехам своего более молодого друга. Видя, что ученик становится как борец сильнее его, Лурих с еще большей щедростью старался передать Абергу все лучшее, что он знал. И нужно было обладать мужеством, чтобы в условиях конкуренции и соперничества между борцами открыто заявлять о превосходстве Аберга. Аберг оправдывал высокую оценку, которую давал ему друг и тренер. Так было, например, когда Лурих с борцами выступал в Финляндии, в Гельсингфорсе.

Вскоре после начала чемпионата Луриху предложили свои услуги местные борцы, известные чемпионы, Ивари Туомисто и Алекс Ярвинен. Однако они поставили такие условия оплаты их выступлений, что даже видавший виды Лурих удивился. Он им сказал, что вынужден, к сожалению, отказаться от их услуг. В ответ на это финны пообещали, что вызовут борцов чемпионата, положат их на лопатки и тем самым сорвут их выступление в Гельсингфорсе. Лурих не ответил на заносчивые заявления чемпионов, но решил подготовить им сюрприз. Он срочно, телеграммой, вызвал к себе находившегося в Петербурге Аберга.

Все началось так, как и хотели Туомисто и Ярвинен. Они были первоклассными борцами (Туомисто— чемпион России 1907 года, Ярвинен — чемпион России 1911 года) и, собираясь сделать вызов, рассчитывали на победу. Придя в цирк, они торжественно, при публике, объявили, что предлагают бороться с ними любому борцу чемпионата. Однако дальше все развернулось совсем не так, как они предполагали. Не менее торжественно им ответили, что вызов господ Туомисто и Ярвинена принимает чемпион мира Алекс Аберг. Это было для них так неожиданно, что они даже пришли в некоторое замешательство. Однако отступать им было уже неудобно, особенно перед своими земляками. Аберг вышел на ковер с намерением победить как можно быстрее. В один вечер оба были плотно припечатаны Абергом лопатками к ковру, несмотря на отчаянное сопротивление. Они и потом продолжали бороться в чемпионате, но уже на условиях, предложенных Лурихом.

Лурих уезжал в Америку, желая познакомиться на ковре с американскими чемпионами, и, конечно, как всякий европейский чемпион, хотел встретиться с американским «богом борьбы» Фрэнком Гочем. Думал он там пробыть месяца четыре, а пробыл четыре года. Аберг же остался в России.

Алекс Аберг1913 год. Аберг в расцвете сил. Он многократный чемпион мира и настоящий гроссмейстер ковра. Выступая без поражений, он всюду берет первые призы. Он очень популярен у любителей борьбы не только в России, но и в Европе.

Сравнивая игру в шахматы с борьбой, известный шахматист Зигберт Тарраш (из Нюрнберга) заметил: «Если в шахматы сядут играть два бога, то партия останется незаконченной. Победить может лишь тот, чей противник первым допустит ошибку. Боги же, как известив, не ошибаются. Если говорить об Аберге — это математик на борцовском ковре; особенным разнообразием приемов его стиль не отличается и поэтому не создает захватывающего зрелища, но главная прелесть этого борца заключается в том, что он всегда побеждает, так же как и доктор Ласкер в шахматной игре». Да, Аберг не применял эффектные трюки, рассчитанные на публику. Он действительно «борец-математик». Приемы Аберга, если так можно выразиться, всегда логичны и вели к основной цели в борьбе — победе над противником. И оценить это мог, конечно, не дилетант, любитель борьбы, а человек, глубоко разбирающийся в ней.

«Зрители зачастую не способны оценить глубоко продуманный и тонко рассчитанный прием блестящего борца-математика, — писал Лурих, — такое доступно лишь зоркому глазу знатока».

Известный знаток и любитель борьбы доктор А. К. Анохин в своей книге «Сила и здоровье для всех» (1911 г.), перечисляя знаменитых чемпионов борьбы, особо выделяет пятерых борцов: «Збышко, Поддубный, Гаккеншмидт, Педереен, Аберг стоят вне класса по своей силе, технике и опыту».

Один из спортивных журналов составил в 1912 году интересную таблицу по результатам встреч в Москве наиболее известных борцов с 1908 по 1912 год.

Вот как она выглядела:

 

  Победы Поражения
А. Аберг 20 О
С. Збышко 21 О
И. Заикин 4 О
Н. Вахтуров 133 3
И. Шемякин 55 4
К. Буль 41 3
Омер де Бульон 27 2
И. Романов 2 2
Чая Янош 23 3


   Александр Аберг вместе со Станиславом Збышко-Цыганевичем и Иваном Заикиным составляли тройку борцов среди сильнейших, не имевшую поражений, причем у Заикина было только 4 встречи.

В том же году журнал «Сила и здоровье» писал: «Алекс Аберг наряду с Поддубным и Вахтуровым — один из наилучших русских борцов». И позднее, в 1915 году, журнал «Русский спорт», опубликовав список под заголовком «Короли ковра», назвал здесь вместе с Поддубным, Гаккеншмидтом, Лурихом, Понсом, Педерсеном, С. Збышко и Аберга.

Ян ЯгоВ журнале «К спорту!» редактор Б. М. Чеcноков писал в 1916 году: «Лучшие сейчас борцы, по-моему, сам Поддубный, С. Збышко, Аберг, Буль, Шемякин, Яго».

Стоило где-либо возникнуть вопросу о сильнейших борцах, все сразу же вспоминали об Александре Аберге. Но не только публика и спортивная пресса высоко оценивали Аберга. Настоящую его силу великолепно знали теперь и борцы. И если раньше многие пытались развенчать молодого чемпиона, не веря до встречи с ним на ковре в его необычайную силу, скрытую в довольно-таки скромной фигуре, то впоследствии таковых почти не стало. Борцы, потихоньку меряя его пиджак, когда Аберг был на арене, удивлялись, что пиджак тесен и трещит на их могучих плечах, а на ковре владелец пиджака непобедим. И им было понятно волнение такого богатыря, как Николай Вахтуров, который выделялся своей невероятной силой даже среди чемпионов мира, когда ему 6 апреля 1913 года в петербургском цирке «Модерн» неожиданно пришлось встать перед необходимостью без предварительной подготовки бороться с Абергом. Правда, встреча этих двух замечательных борцов не состоялась не по их вине, но то, что для любого борца схватка с Абергом была очень трудной, остается фактом.

А. Аберг — многократный чемпион мира. Петербург.Многое в Аберге оставалось для борцов мало понятным. Их удивляло его поразительное самообладание, его кураж, то есть непревзойденный бойцовский характер, готовность бороться с любым противником в любое время. Нельзя было не удивиться, например, его полной невозмутимости, когда он вышел на ковер против Вахтурова. А ведь многие борцы откровенно боялись Вахтурова. От его медвежьих объятий трещали кости у соперников.

Николай ВахтуровИнтересно, кстати, привести антропометрические данные этих замечательных борцов:

 

 

 

 

 

 

 

  Рост Вес Шея Грудь Талия Бицепс Бедро Икра
Аберг 178 см 98 кг 49 см 127 см 95 см 43,5 см 68 см 41 см
Вахтуров 182 см 136 кг 57 см 142 см 108 см 50 см 80 см 47 см

 

«Секрет» постоянной готовности Аберга к серьезным схваткам базировался на систематической, упорной и, можно сказать, самоотверженной тренировке. И эта спортивная целеустремленность, к сожалению, тоже многим была не совсем понятна.

Журнал «К спорту!» писал: «Аберг почему-то не пользуется среди борцов расположением и, не заискивая его, держится всегда как-то особняком. «Чухонец колдует», — говорят борцы, когда он ходит за кулисами, бормоча что-то себе под нос».

Хорошо помнящий Аберга чемпион, борец-профессионал К.К. Вейланд-Шульц (г. Свердловск) рассказывает:

«Аберга я знал с 1902 года, в пору его юности, но он уже боролся как профессионал. Ещё в 1901 году в Риге, которая отмечала своё 700-летие, Аберг боролся со Станиславом Збышко. Схватка прошла безрезультатно. Збышко был таких же лет, как и Аберг, и был новичок.

Аберг занимался под наблюдением Луриха, который готовил в его лице себе смену и усиленно его тренировал. Збышко готовился как борец у Пытлясинского. В дальнейшем Аберг вырос по классу в уровень с таким светилом борьбы, как Поддубный.

С 1906 года по 1912 год я часто встречался с Лурихом и, естественно, с Абергом. В эти годы Аберг боролся со многими известными борцами, которых побеждал, или сводил схватки вничью, а поражений не имел. По классу его можно было сравнить с лучшими борцами мира. Он стоял выше, чем Заикин. Каждый борец имел свою тактику, свой стиль, свои излюбленные приемы, свой характер в борьбе. Аберг был борец спокойного характера. Он был борец культурный. Никогда не применял резких приемов, ударов, не затевал драк на ковре. В общем, схватки вел спокойно, но уверенно и смело. Схватки Аберга с Поддубным и С. Збышко заканчивались вничью.

Последнюю встречу Аберга со Станиславом Збышко я видел в Петрограде в 1917 году весной, в Летнем саду. В то время Аберг и Лурих приехали из Америки. Встреча эта прошла как борьба равных по силе противников и результатов не дала... Аберг был очень скромный человек. Никогда не употреблял вина. И мы его называли «молочный мальчик», так как он часто употреблял в пищу молочные продукты. Никто не видел его на тренировках. Он их вел скрытно. Занимался дома гантелями и выезжал за город, где делал пробежки.

Аберг и Лурих больше других русских борцов боролись за границей: в Германии, Франции, Турции, Италии, Австрии, Дании, Америке и т. д. Аберг выходил победителем над многими сильнейшими борцами. Побеждал венгра Чая Яноша, немцев Якоба Коха, Поля Абса, Иосифа Штейнбаха и др. ..»

А вот что говорит об Александре Аберге один из старейших русских профессиональных борцов ленинградец Михаил Алексеевич Яковлев, который довольно близко знал его:

«Вне класса, безусловно, был Аберг. Все в нем обманывались, пока не встречались с ним на ковре. Помимо силы не по фигуре, он обладал исключительной выносливостью, выдержкой, великолепным дыханием и изматывал противников.

Когда он выходил на арену и вставал в боевую стойку, то опытный глаз сразу определял в нем силу борца. Мы называли его тигром. Все манеры мягкие, «кошачьи». Он как бы влезал в борьбу. С Мурзуком он, например, боролся так, как хотел. Мурзук был очень тренированный, крепкий, хорошо знал борьбу, но он ничего не мог сделать таким борцам, как Ван-Риль, Риссбахер и другие, а Аберг с этими борцами боролся буквально одной рукой.

Что касается его внутреннего мира и личности, то он для многих был непонятен так же, как и борец. Он казался замкнутым, необщительным. Это все потому, что он не разделял взглядов на жизнь многих из окружающих его. Ведь большинство из борцов и артистов цирка были в то время окружены соблазнами, а Аберга это не трогало. В то время, когда другие шли в шантан или в более злачные места, Аберг после больших схваток шел гулять, а затем домой, так как на другой день у него был строгий . распорядок тренировки (или бег, или борьба). Он не пил, не курил, был воздержан во всем и не мог некоторым составить компанию.
Так как среди участников он всегда был особняком как борец и убежденный спортсмен, то понятно — многим он казался каким-то особенным и чужим. По существу же он был очень разговорчив, любил читать и по-своему реагировал на все, что происходило кругом».

Иван ШемякинСтарейший из ныне живущих профессиональных борцов 90-летний Д. М. Мартынов (г. Рига), говоря об Аберге как о борце, ставит его выше таких замечательных чемпионов, как Николай Вахтуров и Иван Шемякин.

Чемпион мира 1915 года Иван Чуфистов, встречавшийся на ковре со многими знаменитыми борцами, в том числе и с Абергом, считает, что самыми сильными среди них были Поддубный и Аберг.

Тепло об Александре Яановиче Аберге как человеке вспоминает его племянница Ада Яковлевна Вельцмаа: «Очень много у дяди было в Эстонии друзей. И вообще он был очень сердечный и добрый человек. Меня и моих братьев и сестер он помог воспитать, дав деньги на учебу».

Так по отзывам прессы и лиц, знавших его лично, создается образ Алекса Аберга — «борца-загадки» и простого, хорошего человека.

В 1913 году Аберг борется в Петербурге в цирке Чинизелли. Он снова выступает без поражений, побеждая в числе других Алекса Ярвинена, Рауля де Руана. В этом чемпионате Аберг впервые встречается с выдающимся борцом, уроженцем Воронежской губернии, Лукой Копьевым. Копьев выдвинулся в 1910 году, выиграв Всероссийский чемпионат по борьбе и гирям и став третьим (после эстонцев Георга Гаккеншмидта и Рейнгольда Гойера) и последним в истории русского спорта атлетом, имевшим высокое звание чемпиона России и по борьбе, и по гирям. По совету Поддубного и при содействии президента Петербургского атлетического общества графа Г. И. Рибопьера он учился французской борьбе Б Париже у бывшего тренера Поддубного Эжена де Пари. За время пребывания за границей Копьев победил знаменитых бельгийских борцов Омера де Бульона и Констана ле Марена, а также одного из лучших французских борцов Эмиля Верве. Копьев обладал колоссальной силой, был удивительно ловок и энергичен и к тому же прошел прекрасную школу борьбы. При росте 180 см он весил 113 кг. Однако в борьбе с Абергом, несмотря на ожесточенное сопротивление, был положен на лопатки. Аберг вновь подтвердил свой экстракласс. Но его ожидало очень серьезное испытание. В цирк Чинизелли приехал, после почти трехлетнего перерыва в борьбе. Иван Поддубный.

Получив впервые звание чемпиона мира в 1905 году в Париже, он многократно завоевывал и подтверждал это звание. Чрезвычайно сильный, резкий и очень подвижный, Поддубный был прекрасным техником борьбы и великолепно владел дыханием. Он был волевым и суровым человеком и, относясь к борьбе очень серьезно, боролся жестко. Многие пытались развенчать его, но он очень дорожил своей славой и доказывал свою силу на ковре. Много лет спустя его спрашивали: «Говорят, что вы были жестоким в борьбе?» — «Да, — отвечал он, — когда меня пытались поймать нечестным путем. Вообще же серьезная схватка борцов моего сложения и данных прежде всего может быть силовой».

Вспоминая о нем, Б. М. Чесноков писал: «Говоря о железной воле Поддубного, следует иметь в виду его постоянную моральную готовность выйти на ковер против любого противника. Поддубный никогда не уклонялся от встречи с любым противником, каким бы грозным и опасным он ни был».

Поддубный побеждал Понса, Рауля ле Буше, Педерсена, Заикина, Шемякина, Вахтурова, Поля Абса, Романова, Н. Петрова, Боккеруа, Антонина, Пытлясинского, Омера де Бульона, Эберле, Зигфрида, Кащеева, Коха, Шварца, Гицлера, Англио, Кальметта, Вебера, Яноша Чая, Мурзука и многих других известных борцов.

В 1911 году Георг Гаккеншмидт, будучи проездом в России после своих схваток в США с Фрэнком Гочем, встретился в Киеве с доктором А. К. Анохиным. И вот что писал Анохин в № 55 журнала «Русский спорт»: «... Из борцов во французской борьбе выше всех Гаккеншмидт ставит Поддубного, который всегда борется серьезно и на чистоту... «И я его очень люблю», — добавил атлет».

«Поддубный в первую очередь тонкий техник, глубоко знающий борьбу, — отмечает, вспоминая его, М. А. Яковлев, — хотя профанам бросалась в глаза лишь его огромная сила. Быть техником — это не значит вертеться на ковре».

В 1910 году Поддубный, в зените своей славы, оставил арену. Однако навсегда расстаться с борьбой все же не смог. И вот в 1913 году, в возрасте 43 лет. он решил вновь вернуться на ковер. Это был очень смелый шаг со стороны старого чемпиона: после длительного перерыва, имея солидный возраст, возвращаться на арену действительно было очень рискованно. В газетах публиковались различные прогнозы по поводу возвращения Поддубного на ковер. Но русская публика не забыла своего любимого богатыря. «Восторженные овации публики, — писала одна из газет, — говорят о том, что Поддубный и через 10 лет будет для нее Поддубный». И действительно. Поддубный не обманул ожиданий своих поклонников. Приняв участие в чемпионате, он стал одерживать победу за победой. Брошен на лопатки огромный негр Англио и французский чемпион Рауль де Руан. Дважды побежден финн Ярвинен. Смят и положен на лопатки Лука Копьев.

И вот должна состояться встреча с Алексом Абергом. не имеющим ни одного поражения. Аберг прекрасно понимал всю серьезность этой встречи. Но он не думал проигрывать и старался взвесить все шансы свои и противника. В силовой борьбе с Поддубным спорить было нелегко. Поддубный был на 30 кг тяжелее Аберга, и к тому же — выше ростом. Выносливость у Поддубного как будто осталась прежняя, правда, он настолько быстро побеждал своих противников, что судить об этом было трудно. Однако перерыв в борьбе и возраст все-таки должны были сказаться на выносливости. Преимущество Аберга — большая ловкость и молодость. Он на 11 лет моложе своего 43-летнего соперника.

2 мая наступил торжественный вечер встречи знаменитых чемпионов, о котором в «Петербургской газете» писалось как о «сенсации спортивного сезона 1913 года». Внешне оба борца невозмутимы. Трудно сказать, о чем они думают. Но оба обладают таким «куражом», что готовы бороться с любым противником. Они прекрасно знают друг друга, хотя на ковре встречались до сих пор всего один раз. Однако обоим, начиная с парижского чемпионата 1903 года, несколько раз пришлось бороться вместе в ряде чемпионатов.

Но предоставим слово очевидцу, описавшему их встречу в газете «Петербургский листок»:

«Сегодня в цирке Чинизелли состоялась давно ожидаемая встреча двух непобедимых борцов — Поддубного и Аберга. В состав жюри для этой необычной схватки приглашены члены атлетического общества «Санитас».

Несколько лет подряд Поддубный вызывал Аберга, а Аберг Поддубного, но ни разу им не приходилось встречаться. Наконец, в присутствии всего спортивного Петербурга, эта давно ожидаемая схватка состоялась. Уже задолго до начала борьбы все билеты были распроданы, и барышники торговали не хуже, чем на самого Шаляпина.

Больше часа шла упорная борьба с преобладанием то одного, то другого противника. Первое время Поддубный усиленно старался сломать Аберга силовым приемом, а тот все отсиживался на ковре и, видимо, ожидал, пока его противник выдохнется. Когда же Поддубный стал несколько уставать, то Аберг сразу изменил тактику и резко пошел сам в атаку, но было уже поздно, и борьба двух знаменитых борцов окончилась безрезультатно. В заключение можно сказать, что оба борца боролись осторожно, видимо, изучая друг друга.

Жаль лишь, что им не хватило времени довести борьбу до результата. Равные противники должны бороться где-нибудь в спортивном клубе, так как для результата схватки может понадобиться 2—3 часа времени».
Старый борец М. А. Яковлев вспоминает: «Схватку Поддубного с Абергом в цирке Чинизелли я видел. Правда, Поддубный перевел его в партер, но сделать ничего не смог. После борьбы я ужинал с Абергом и спросил его мнение о Поддубном. Он сказал: «Иван Максимович очень сильный». На другой день я на Невском встретил Поддубного и задал ему вопрос об Аберге. Он кратко ответил: «Чухонец сильный». Это в устах немногословного и скупого на похвалы чемпиона было высокой оценкой Абергу».

Так, без результата, окончилась встреча знаменитых борцов, продолжавшаяся 75 минут.

4 мая состоялась еще одна встреча Аберга с Поддубным. В петербургской газете «Новое время» сообщалось: «Вторая и последняя встреча двух чемпионов мира, знаменитого казака Ивана Поддубного (Полтава) с эстонцем Алексом Абергом, носила крайне ожесточенный характер и продолжалась два часа, но результата, несмотря на обоюдные крайние усилия борцов, не дала».

Первый приз и звание чемпиона мира получил Алекс Аберг.

Поддубный, вступивший в чемпионат позднее, в распределении мест не участвовал и был награжден особым призом.

В том же году Аберг был приглашен участвовать в большом международном чемпионате в Москве. Чемпионат проходил в Зоологическом саду.

«Соскучившийся по Москве Аберг, — писал московский журнал «К спорту!», — ... стал точно другим. Как будто бы похудел. Но при дальнейшем знакомстве поражает затаенной внутри силой. Особенно хороши у него руки и спина; резкого рельефа мышц нет. но каждое движение их говорит о большой силе. «Итальянские» ноги Аберга по-прежнему уступают в развитии верхней части тела. Однако борцы все говорят, что сбить его в партер так же трудно, как перевести в партер такого колосса, как Вахтуров или Чая Янош. О классе Аберга говорить не приходится — все еще первоклассный борец-чемпион».

В московском чемпионате Аберг, как всегда, шел без поражений. Он вновь кладет своего старого знакомого Ярвинена, побеждает Леонида Шмарковского, Матвея Белова и многих других борцов. Харьковчанин Шмарковский был очень сильным и опытным тяжеловесом и имел целый ряд побед над лучшими чемпионами. Абергу он оказал упорное сопротивление, но был брошен на лопатки. Белов хорошо знал борьбу, отличался силой, энергией и выносливостью, однако против Аберга не устоял и был им положен.

На этот чемпионат был приглашен и Поддубный. Его приезда с нетерпением ждала публика и с волнением — борцы. Выступления Поддубного в цирке Чинизелли в Петербурге доказали, что «не укатали сивку крутые горки». Старый чемпион и не думал сдавать своих позиций. Вот как описывал вступление Поддубного в чемпионат московский журнал «К спорту!»:

«Приехал и начал бороться долгожданный в Москве чемпион мира Иван Поддубный. Первый же его выход собрал полный зал публики, бешено приветствовавшей своего кумира.

Намного ли сдал Поддубный? Хуже ли, чем прежде? — вот первые вопросы, задаваемые себе каждым любителем борьбы. Трудно сказать про эту исключительную, вечно замкнутую личность что-нибудь определенное, категорическое. Все та же мощная фигура: феноменальная грудь, стальные руки (интересна его антропометрия: рост — 184 см, вес — 330 кг, шея — 50 см, грудь — 138 см, бицепс — 46 см, предплечье — 37 см, бедро — 72 см, икра — 47 см). Говорили, что за три года перерыва чемпион сильно сдал и вышел из формы. Действительность опровергает это. От всей фигуры Поддубного по-прежнему веет такой силой, что уже один его внешний вид невольно завоевывает полное и какое-то особое доверие. Манера борьбы тоже не изменилась: борется удивительно спокойно, не торопясь, с сознанием своего неоспоримого превосходства. Все время нападение держит в своих руках и противникам не дает сделать буквально ни одного приема, оставляя только жалкие парады. Каким-то странным и жутким казалось то слабое сопротивление и детская беспомощность, которые выказали в борьбе с Поддубным такие борцы, как Шмарковский, Янковский и Урс. Особенно оригинальна работа его рук между своей грудью и грудью противника во время стойки. Он так переплетает и захватывает руки, что каждую минуту приходится ждать или перелома, или вывиха. Нет спасения от его мертвых рычагов и нельсона в партере. Сам Поддубный в партере никогда не лежит и беспрерывно работает сверху. Многие утверждают, что намного у него хуже стало дыхание. Вполне возможно, но этого нельзя было определить за те 10-минутные схватки, которые он провел в первые дни.

Как бы и что бы там ни было, но Поддубный все еще Поддубный и вряд ли ему сейчас найдется опасный в смысле поражения противник. Из всего чемпионата наиболее сильными соперниками Поддубному являются Аберг и Копьев. Пока матерый чемпион успел уже бросить Янковского и Мухануру, Собесского, Урса и Шмарковского, пожертвовав на всех пятерых только около 30 минут».

Все внимание любителей борьбы сосредоточивается на встречах Поддубного, Аберга и Копьева, который в прекрасной форме и борется великолепно. Все трое идут без поражений. Поддубный бросает сильного негра Чемберса Ципса, очень техничного француза Эмабля де ля Кальметта и дважды финна Ярвинена. Лука Копьев, проявляя большую силу и ловкость, сводит вничью 20-минутные схватки и с Абергом, и с Поддубным. Это большой успех молодого чемпиона.

Наступают решительные встречи. Одна московская газета так описывала поединок Аберга и Копьева: «Долго противники казались равными, но через две схватки методичная, машинная «работа» Аберга сказалась. Копьев заметно устал и через 43 минуты попался на решительный прием Аберга и сдался». Бросает Копьева на лопатки и Поддубный. Остаются, как и в Петербурге, два борца, не имеющие поражений, — Аберг и Поддубный.

Билеты на борьбу чемпионов мира берутся с боя. Публика напряжена до предела. Газета «Утро России» дает следующий отчет о схватке этих непобедимых борцов: «6 сентября. Фурункулы мучают Поддубного, и было видно уже по вступлению, что борьба будет идти в стойке, слишком осторожно приступают к схватке противники. Наступление все время вел все же Поддубный. Аберг только защищался. До предельного часа тянулась борьба и результата не дала».

Через день, 8 сентября, состоялась вторая встреча Аберга с Поддубным. Газета «Утро России» писала: «Закончился чемпионат в воскресенье. Для главной пары дали два часа. С момента встречи энергично стал нападать Поддубный. Через 1 час 15 минут борцы так приблизились к рампе, что после толчка Поддубного Аберг упал в помещение оркестра и едва не увлек за собой Поддубного. Последний осколками разбитых лампочек поранил себе ногу. После 15-минутного массажа борцы снова сошлись и проборолись до предельного часа без результата.

Затем приступили к раздаче призов. Так как Поддубный вступил в чемпионат поздно, то ему вне чемпионата присудили почетный приз — Звезду. Первый приз получил Александр Аберг, второй — Копьев».

Так Аберг без поражений провел в 1913 году четыре крайне трудные встречи с Иваном Поддубным. Четырежды выстоять против знаменитого тяжеловеса было равносильно спортивному подвигу для борца, который был легче Поддубного почти на два пуда. И Аберг, и Поддубный сохранили друг о друге самое высокое мнение.

Когда Аберг был в США, в одной из газет было напечатано интервью с ним. Там, в частности, говорилось, что, по словам Аберга, величайшими борцами мира являются Лурих, Владек Збышко и Поддубный. Но как сказал Аберг дальше, Луриха и В. Збышко он побеждал, но никогда не мог победить гиганта казака Поддубного.

Иван Поддубный много лет спустя после своей последней встречи с Абергом, как вспоминает старый профессиональный борец В. С. Яунзе, говорил, что Аберг очень серьезный и крепкий борец.

Можно сказать, что к 1913 году в Европе не осталось почти ни одного выдающегося борца, с которым не встречался бы Аберг. И он решил ехать за океан, чтобы померяться силой с американскими королями ковра.

 

 

ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА    В ОГЛАВЛЕНИЕ    СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА

 

 

 

 

 

Реклама