Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой

 

 

 

                                  Леонид Жаботинский

 

СТАЛЬ И СЕРДЦЕ

Будет буря — мы поспорим! ..

 

Все-таки хорошо это придумано — встречать Новый год в зале нашего спортклуба! Вынесены в коридоры кони, брусья, помост. А во всю длину зала — праздничный стол. Падают в торжественную тишину хрустальные капли с далекой Спасской башни. Привет тебе, грядущий шестьдесят четвертый!

Звенят бокалы. И уже тянутся ко мне со всех сторон дружеские руки. «За твой олимпийский успех, Леня!» Спасибо, друзья!

Кто-то запевает на мотив старой украинской народной песни:

На помiст токський,
Та и на олiмiйський,

Козаки йдуть!

И все подхватывают припев:

 

— Гей! Долиною гей!

 

А запевала ведет дальше:


— Попереду Юрiй Власов.

А позаду Жаботиньский!..

 

Смеюсь весело вместе со всеми, но где-то в глубине шевелится мысль: «Доколе ж так будет? Не пора ли вперед пробиваться?»

Поживем, поработаем, увидим! Что год грядущий мне готовит?..

А приготовил он прежде всего действительно большую, напряженную до предела работу. С самого начала года сборная страны начала готовиться к Олимпиаде. Репетицией на далеких подступах к токийскому форуму должен был стать традиционный мартовский розыгрыш Кубка Москвы.

Тренируемся снова по оптимальному графику, четырежды в неделю. Понедельник, среда, пятница, суббота... Тренировочные нагрузки достигают невиданных размеров — до 15—20 тонн в день. Раньше после такой работы наверняка лежал бы пластом, а теперь ничего — выходит! Все рассчитано, все «по науке»! Да, отошли в прошлое в нашем виде спорта «стихийные» богатыри, которые, ориентируясь лишь на собственные субъективные данные и ощущения, «таскали железо» как бог на душу положит. Современное развитие тяжелой атлетики (как и других видов спорта) требует научного подхода, обоснованной дозировки нагрузок, режима труда, отдыха, питания и всего прочего...

Вот и за нашей подготовкой внимательно и неотступно следят сотрудники Центрального научно-исследовательского института физической культуры. Определяют состояние утомления, перетренированности, дают советы, рекомендации. Едва приступаем к работе, как уже кто-нибудь из ребят подает шуточную команду:

— Смирно! На медицину равняйсь!.. И в зал уже входят, улыбаясь, наши друзья-врачи из ЦНИИФКа — кандидаты медицинских наук Марк Борисович Козаков и Герман Александрович Титов. Много, очень много сделали для нас эти люди в белых халатах! В рекордные килограммы каждого из нас заложена немалая доля их труда и души...

...Да, год начался для меня на редкость счастливо и многообещающе! На первом предолимпийском испытании в знакомом зале общества «Крылья Советов» я выступал, так сказать, вне конкуренции. Власов в розыгрыше Кубка участия не принимал. В тот навсегда памятный для меня вечер я записал на свой «счет» три мировых рекорда — 168,5 килограмма в рывке, 213 — в толчке и заветную, выношенную сумму — 560 килограммов!

Оглушенный аплодисментами, усталый от дружеских объятий, я сижу в уже опустевшем зале, неспособный постичь, как это все случилось. Неужели я сделал это? Неужто я вправду сильнейший?

Этот вопрос может совершенно естественно возникнуть и у читателя. Как же так? Отставал, отставал, и вдруг превзошел самого Власова?

Конечно, не вдруг. Пожалуй, и тут кстати вспомнить закон перехода количества в качество. Тренировки и режим всегда в конце концов вознаграждают тебя высокими результатами. А за последних два-три года, с того времени, как окончательно остановился на штанге, я даром времени не терял и старательно учился у выдающихся мастеров, с которыми тренировался рядом, в армейской и всесоюзной сборных. Наращивалась сила, под руководством лучших тренеров страны шлифовалась техника.

Вес взят!И кое в чем я уже начинал ощущать некоторое свое преимущество перед нашим общепризнанным лидером. Прежде всего оно было заметно в рывке. Дело в том, что Власов довольно долго и упорно придерживался «ножниц», не хотел переходить к низкому седу, хотя все лучшие атлеты мира уже давно пользовались этим более прогрессивным способом выполнения темповых движений. Что касается меня, то я взял на вооружение низкий сед еще в 1958 году, перед выходом на большой помост. В конце концов, пришлось переучиваться и Юрию, но он сделал это лишь в 1963 году. Очевидно, уже само это обстоятельство давало мне определенный перевес. По мнению специалистов, у меня были немного лучше развиты чувства координации и дистанции, что также помогало держаться вплотную к лидеру и даже превосходить его. Уязвимым моим местом, как и прежде, оставался жим, и понадобилось еще несколько лет, чтобы я добился и здесь мирового рекорда, оставив позади Власова.

Но, разумеется, мой тогдашний успех вовсе еще не решал вопроса, кто сильнее. И я думал тогда: нет, не увлекайся, парень! Просто не было сегодня настоящего хозяина помоста. Ведь впереди еще и чемпионат страны, и Токио! Ну, что ж! Будет буря — мы поспорим!..

Кто знает, с какой горячностью (и, признаюсь, с немалой тревогой) готовился я к встрече с Власовым на личном первенстве СССР! Хотелось доказать ему, себе, всем, что не случайным был мой мартовский успех. Желание это было тем больше, что выступать приходилось перед земляками — чемпионат должен был состояться в Киеве. Неужели это не будет встречей «на равных»?

Ох, как это важно для меня! Ведь по результатам киевского чемпионата будет окончательно определен состав нашей сборной для выступлений на токийском помосте! Конечно, у меня есть уже все основания надеяться, что на Олимпиаде, как и на стокгольмском чемпионате мира, честь нашей страны будут защищать двое тяжеловесов. В соревнованиях на высшем мировом уровне всегда выступает семь участников (первый тяжелый вес еще не получил международного признания). Только семь! Но тяжелоатлетические специалисты каждой страны в результате наблюдений и скрупулезного взвешивания шансов ближайших соперников в каждой из весовых категорий заранее определяют, в какой именно из них шансы своего кандидата на призовое место наименьшие. В этом и состоит командная тактика в тяжелой атлетике.

В нашей сборной ахиллесовой пятой является полулегкий вес. Здесь безраздельно господствует маленький, крепко сколоченный японец Мияке. Очень силен и американец Бергер. Итак, наверное, и в Токио наш полулегковес не будет выступать. За этот счет наверняка выставим снова двух тяжеловесов. Говорят, у меня есть все шансы быть вторым. Но кто знает, что еще может случиться... Буду спокоен лишь тогда, когда билет в Токио положу в карман. А заработать право на него надо здесь, в Киеве...

Говорят, что только на концерты Джордже Марьяновича так рвались киевляне в свой Дворец спорта. Очередь за билетами — словно на большой футбол. Еще бы! Ведь на афишах имя Власова...

А Юрий взял и не приехал. Значит, широко разрекламированная газетами «битва гигантов» не состоится? Досадно зрителям. А во мне борются два чувства: с одной стороны, тоже досадно, что не смогу испытать себя в непосредственном поединке с Власовым, но одновременно радует перспектива стать чемпионом страны. Пусть, может, «калифом на час», но все-таки «калифом»!

Погоди, им еще надо суметь стать! Теперь мой ближайший соперник — Виктор Андреев. А он тоже не лыком шит. Достаточно хоть в одном из девяти подходов сделать что-нибудь не так, и могучий соперник не преминет воспользоваться этим...

Нет, все в порядке. В ярко освещенном и переполненном до предела Дворце спорта я впервые всхожу на высшую ступень всесоюзного пьедестала почета. Хотя и со скромным результатом — 545 килограммов, — а все же чемпион! Жму руку соседям по пьедесталу — двум Викторам — Андрееву и Полякову.

Отгремели приветственные рукоплескания, и я снова с головой ухожу в тренировки. Олимпийский сбор проводится в Алуште. Море, конечно, большая радость, но в июле и оно не спасает от жары. А штанга и сама требует обильного пота, и крымское солнце ей плохой помощник. К моей большой радости, сборная перебазируется в Запорожье. Теперь Рая с двухлетним Русиком частые гости у меня на острове Хортице, где мы упорно готовимся к выступлению на Японских островах.

Юрий Власов недолго тренируется вместе с нами и выезжает в Москву. У него свой режим, своя система подготовки. А вообще мы уже привыкли к тому, что Юрии нередко довольно неожиданно меняет свои планы и в выборе места тренировок, и насчет участия в соревнованиях. Что ж, ему виднее...

А мы продолжаем тренироваться в Запорожье. Мы — это двадцать три атлета. А поедут в Токио только семь. И уже точно известно, кто именно. Но и остальные работают с полной отдачей, хотя и знают: не им улыбнется счастье. Однако уже сама по себе тренировка в олимпийской команде — немалая честь для спортсмена и школа большая.

В свободное время знакомлю ребят с городом, который так быстро стал мне родным. Им нравится здесь. И широкий днепровский плес, и могучая плотина над ним. И гигантский, словно дворец, прокатный цех «Запорожстали», где с бешеной скоростью мчится по рольгангам раскаленный до белого свечения тонкий стальной лист.

Четыре дня остается до отъезда в Москву. Я отпросился у тренера побыть немного дома. Сидим с Раей за столом, тихо говорим о своем. Раскинувшись в кроватке, спит Руслан. Что снится сейчас нашему мальчику? Зайцы, котята, а быть может, тот смешной деревянный верблюд на парковой карусели, на котором я сегодня сидел вместе с Русиком на страх «карусельщику» и на превеликую потеху отдыхающим.
Одиннадцать часов. Пора в постель. Режим есть режим. Но хочется по давней привычке обязательно послушать спортивный выпуск «Последних известий». Говорит Москва! Сначала, конечно, о футболе...

 И вдруг:

«Сегодня на предолимпийском выступлении в городе Подольске блестящего успеха добился наш прославленный тяжелоатлет Юрий Власов. Он выжал 195 килограммов, поднял в рывке 170, толкнул 215 и набрал в сумме классического троеборья рекордную сумму — 580 килограммов. Таким образом, советский богатырь во время одного выступления улучшил все четыре мировых рекорда, снова подтвердив свою репутацию сильнейшего человека планеты».

Мы с Раей вскакиваем с мест.

— Ох и молодец! — кричу я во весь голос, забыв и про спящего Русика, и обо всем на свете. — Это ж подумать только!

И внезапно до моего сознания доходит, что сегодня, вот так сразу, я лишился всех своих приобретений. За каких-нибудь полчаса этот могучий и спокойный человек в очках там, в Подольске, отобрал у меня все мои рекорды. 580 килограммов! Это что-то неслыханное, фантастическое! Да смогу ли я когда-нибудь хоть приблизиться к такому грандиозному результату) Снова второй! Вечный второй!..

Рая тоже взволнована до предела. Но она понимает мое состояние и с притворной веселостью говорит:

— Ну что же, снова, как в той песне: «Попереду Юрiй Власов. А позаду Жаботиньский!..» — И добавляет ласково: — Все будет хорошо, милый! Я верю в тебя...

Как это чудесно, когда тебя любят, в тебя верят!..
 

 

 Предыдущая страница        В начало         Следующая страница

 

 

 

 

 

Реклама