Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой

 

 

 

Руфин Гордин

 
"Рассказы о Заикине".

Выигрыш Керли.

 

 

Победа над Эвко не вскружила головы Заикину. Он чувствовал, как трудно далась она, как отяжелел он и даже чуточку обрюзг.
Эта обрюзглость, которую не замечали даже близкие друзья Заикина, незримо "сидела" у него где-то внутри, наливая свинцом ноги, заставляя сердце биться чересчур частыми толчками.
На последнем контрольном взвешивании Заикин с удивлением увидел, что набрал около восьми килограммов лишнего веса.
"Старею, что ли?" - удрученно подумал он. И придирчиво, с ног до головы, осмотрел свое отражение в зеркале. Мет, на него смотрел все тот же, пожалуй, внешне ничем не изменившийся Заикин. Лишь морщины на лбу углубились, стали резче, да у губ появились поперечные складки.
- Однако лишнее надо сбросить, - произнес он вслух.
Неделю Заикин отдал потогонной системе тренировок, унаследованной от Поддубного. Он работал со штангой, то и дело увеличивая ее вес, жонглировал гирями, занимался гимнастикой, совершал двухчасовую прогулку убыстренным гимнастическим шагом. По его просьбе Кэрли приставил к нему двух "профессоров" американской борьбы.
Два высоких костистых американца, дружелюбно улыбаясь русскому чемпиону и поминутно произнося "о'кэй", посвящали Заикина во все "таинства" кэтча. Заикин добродушно и мягко укладывал своих учителей, пытавшихся втолковать ему какой-либо сногсшибательный прием, на обе лопатки.
Его менеджер любезно предоставил русскому атлету возможность попрактиковаться в кэтче и на борцовском ковре. Противниками Заикина были борцы-профессионалы, входившие в первую шеренгу американской борьбы. Он легко укладывал их.
- О мистер Эйван, вы делаете большие успехи в кэтче, - воскликнул Кэрли после очередной встречи.- Слишком большие,- многозначительно повторил он.- Вы побеждаете весь цвет американского спорта. Гостю так не положено.
- А я-то думал, что меня, как гостя, принимают с почетом,-отшучивался Заикин.
- Я убежден, мистер Эйван, что вы доброжелательно относитесь к американцам,-настойчиво гнул Кэрли.
- Мне нравятся ваши парни. И я готов коснуться лопатками ковра, если кто-нибудь из них как следует поможет мне в этом, - засмеялся Заикин.
- О мистер Эйван, можете не сомневаться, что мы поможем,-как-то странно хихикнул Кэрли и скрылся за дверью.
...Шумная толпа людей запрудила Спрингфильд-авеню. Обе кассы театра Лорел-Гарден находились в осаде. Сквозь толпу, немилосердно орудуя локтями, пробивался усиленный наряд полиции. Едва полицейским удалось установить порядок у касс, как началась давка у входов.
На фронтоне театра то вспыхивают, то гаснут огромные светящиеся буквы "Заикин-Збышко". Эта встреча была одной из главных приманок для нью-йоркских любителей спорта.
Владек Збышко-Цыганевич-опытный и сильный борец. Не раз Заикину доводилось встречаться с ним в Париже, Вене и Белграде. И вот теперь массажист, как величайшую тайну, шепнул Заикину, что Збышко громогласно обещал- положить его дважды в течение часа.
Эта похвальба, передаваемая из уст в уста, тотчас облетела и зал. Наиболее азартные стали заключать пари, громко называя победителя предстоящей схватки.
Неделя усиленных тренировок и согнанные полпуда веса пошли Заикнну на пользу. Он стал подвижней, стремительней, легче. Он постиг премудрости кэтча... А это много значило в единоборстве с Збышко, считавшимся великим знатоком вольноамериканской борьбы.
Збышко раскрывался не сразу. Он постепенно перепробовал все свои знаменитые приемы, неизменно приносившие ему победу в схватках с другими борцами. Но Запкин стоял неколебимой глыбой. И тогда Збышко в бессильной злобе исступленно рванул ухо богатыря. Алый поток залил лицо Заикина. Он поднялся и, отстранив врача, ассистентов, выбежавших к нему на помощь, спокойно сказал:
- Бороться больше не стану. Нешто это по-честному? Если хотите знать, господа хорошие, я могу Збышко пополам разорвать, только это не борьба будет, а убийство.
...Спустя четыре дня Заикин встретился на ковре со знаменитым Джо Стэчером. Это был любимец Кэр-ли, бурно и стремительно взошедшая звезда кэтча. Массивный и вместе с тем сухощавый, с великолепно развитой мускулатурой ног, Стэчер славился своими ножными захватами. "Стальные ножницы Небраски" -рекламировал его Кэрли.
Джо Стэчер за тридцать минут уложил Збышко. И теперь он похвалялся, что ему нужно всего несколько минут для того, чтобы припечатать этого русского медведя.
Занкин с волнением ждал встречи со Стэчером. И вот, наконец, они сошлись на ковре. Четырежды в течение первых десяти минут американец пускал в ход свои "стальные ножницы"-казалось бы, неотразимые захваты ногами. Но Заикин ускользал, приводя в ярость своего противника.
Прошел час в тщетных попытках борцов добиться перевеса. Скрепя сердце судьи вынуждены были объявить ничью.
- Что вы скажете о нашем Джо?- напустились на Заикина газетчики.
- Ему надо бы подточить свои ножницы,- пошутил Заикин.
Назавтра этот совет появился во всех утренних выпусках нью-йоркских газет. Стэчер был взбешен. И, пожалуй, не меньше его негодовал Кэрли.
- Нет, мистер Эйван,- заявил он ему на следующий день.-- Этот легкомысленный ответ вам даром не пройдет. Мне кажется, что вы пожалеете,- закончил он, криво улыбаясь.
Джо Стэчер вызвал Заикина на реванш. Эта встреча оттеснила все другие события на задний план. Казалось, весь Нью-Йорк осаждал Мэдисон-сквер-Гар-ден в этот вечер тридцатого марта 1925 года. И вот они снова на ковре - громадный, пропорционально сложенный Заикин и чем-то неуловимо напоминающий большого бульдога Слэчер.
Аудитория была настроена воинственно.
- Припечатай его, Джо!
- Бери его ножницами!
- Покажи этому русскому медведю!
...С каждой минутой американец все больше свирепел, а русский, казалось, становился все спокойней, трезвен и рассудительнее.
Заикин легко разжимал знаменитые "ножницы". Его превосходство в силе оценили даже недоброжелатели.
Схватка шла с переменным успехом. На десятой минуте Заикин с силой бросил Стэчера и едва не прижал его лопатками к ковру. На тридцатой минуте Стэчеру удалось ловко обхватить "ножницами" торс Заикина. Казалось, еще мгновение - и русский борец коснется лопатками ковра. Но Заикин виртуозно ускользнул и тотчас перешел в наступление.
И вдруг произошло странное, необъяснимое.
- Сорок шесть минут пятьдесят секунд. Приемом "ножницы" победил Джо Стэчер! - выкрикнул главный судья.
Зал безмолвствовал. Наконец, напряженную тишину прервали одиночные неуверенные возгласы:
- Браво, Джо!
Журналисты пожимают плечами: они ничего не поняли. Среди них суетится улыбающийся Кэрли и, оживленно жестикулируя, пытается им что-то втолковать.
- Я же говорил, мистер Эйван, что вам, может быть, придется пожалеть.
- Жулики всегда клали меня на обе лопатки, господин Кэрли,-спокойно произнес Заикин.-Будем считать, что вы победили.


 

Предыдущая страница

В оглавление Следующая страница

 

 

 

 

 

Реклама