Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой

 

 

 

Руфин Гордин

 
"Рассказы о Заикине".

Чемпион мира.

 

 

1908 год... Париж. Почти во всю ширину фасада "Казино де Пари" протянулось широкое полотнище с гигантскими кричащими буквами: "Всемирный чемпионат борцов".

Цвет борцовского мира - сто двадцать атлетов: Европы, Азии, Америки - съехался сюда оспаривать звание чемпиона мира. Россию представляли Поддубный, Кащеев, прозванный "русским великаном", и Заикин, борец, почти не известный парижанам.

Это была первая поездка волжского грузчика а чужую страну. В ту пору Заикин достиг своей лучшей фирмы: при росте 182 сантиметра и весе 115 килограммов он был удивительно строен и лёгок в движениях. На родине у него почти не было соперников. А как-то здесь, во Франции?

Иван Михайлович внимательно рассматривал рекламные проспекты, выпущенные устроителем чемпионата Дюмоном. Вот братья де ла Кальметт - любимцы парижан, неоднократные чемпионы Франции... Гигант турок Пенгаль... Невысокий, словно квадратный японец Оно-Окитаро... Чемпион мира итальянец Джиованни Райцевич...

Заикин захлопнул проспект и встал.

- Боюсь я, Максимыч, - выдохнул он.

Поддубный, стоявший у окна и любовавшийся панорамой площади Согласия, кишевшей народом в этот вечерний час, резко повернулся и проговорил:

- Ну, это ты, Ваня, оставь. Я их, пожалуй, всех перещупал и говорю тебе: нас никто не положит. Помнишь, как у Гоголя: нет в мире такой силы, которая бы русскую пересилила...

- Господа, господа, пора ехать, - звонко прокричал чей-то голос в коридоре.- Экипаж подан...

Жмурясь от сильного света, Заикин стоял на нижней площадке "Казино де Пари" и ждал своей очереди. Он жадно ловил слова чужого языка, стараясь услышать, когда рефери произнесет его имя. Искорка спортивного азарта, вспыхнувшая в нем после разговора с Поддубным, неприметно разгорелась и вызвала в душе тот огонь и вместе с тем ту удивительно ясную, расчетливую трезвость, которые были первыми спутниками победы.

- Джиованни Райцевич, Италия...

Огромный зал "Казино де Пари" содрогнулся от рукоплесканий. Чемпион мира Райцевич, нервный, подвижный, стройный, был в этом году кумиром парижан. Итальянец одним прыжком перемахнул через канаты и застыл.

- ...Иван Заикин, Россия, - продолжал судья. Одиночные хлопки потонули в гуле толпы. Тысячи глаз глядели на Заикина. Глядели недоверчиво, насмешливо, подчас враждебно. Они, казалось, говорили: гордость мира - и какой-то неизвестный русский с "мэр Вольга"...

Райцевич, обворожительно улыбаясь и поминутно кланяясь, посылал направо и налево воздушные поцелуи. Заикин угловато поклонился по-русски, в пояс, и стоял прямо, сложив могучие руки на груди и исподлобья глядя на публику внимательными серыми глазами.

Борцы сошлись на середине ковра, и самоуверенный итальянец, не страхуясь, тотчас перешел в нападение. И тут произошло неожиданное. Русский борец неуловимо точно и молниеносно тушировал Райцевича. Это было сделано столь мастерски, что зал замер. Задние ряды вскочили как по команде. После минутного замешательства раздались хлопки. Сначала робкие, одиночные, они ширились, словно снежный ком. И вот уже зал сотрясался от рукоплесканий.

- Браво, русский!

- Молодец, московский медведь!

Изумленные зрители никак не могли понять, что происходит на ковре. Заикин метал Райцевича по всей арене, не давая ему опомниться, и, наконец, эффектно" припечатал чемпиона мира лопатками к ковру.

Улыбка судьбы: Заикин положил "непобедимого" итальянца прямо против ложи итальянского посольства.

Крики, хлопки, свист, топанье ногами - все слилось в оглушительный рев восторга. Заикин стоял оглушенный, еще не вполне пришедший в себя, и легкая улыбка блуждала на его лице. А по проходу к арене бежали люди. Их искаженные злобой лица не предвещали ничего хорошего.

- О порка мадонна! Диабло руссо! - ревел один из них, хорошо одетый, плотного сложения, с густой черной бородой и хищным носом. Вытащив стилет, он одним прыжком перемахнул через барьер...

В то же мгновение из-за кулис вырвался датчанин-велосипедист с огромной железной палкой и, запыхавшись, протянул ее Заикину. Русский борец схватил ее, размахнулся, и железо, резко свистнув, застыло над его головой. Весь настороженный, подобравшийся, Заикин не сразу заметил, что к нему подоспел еще один защитник. Это был англичанин, страстный любитель спорта. Выхватив револьвер, он встал позади, защищая Заикина со стороны оркестра. Итальянцы струсили. Стараясь держаться на почтительном расстоянии от железной палицы, они бросали проклятия в лицо Заикину, который столь быстро расправился с их кумиром.

В толпе, плотным кольцом окружившей арену и нетерпеливо ждавшей развязки, произошло какое-то движение. Задние разбегались, образуя широкий коридор, толкая, давя и колошматя рядом стоящих. Расталкивая не успевших дать ему дорогу, на, арену ворвался великан Кащеев с обломком бревна в руках. Итальянцы тотчас ретировались с угрозами и проклятиями.

- Мы перестреляем всех русских! - кричали они. И словно в подтверждение этой угрозы на улице затрещали выстрелы.

Усиленный эскорт полиции доставил победителя в отель. На следующий день с арены "Казино де Пари" Заикин громогласно вызвал Райцевича на реванш. Он объявил публике, бесновавшейся от восторга, что ставит залог в три тысячи франков. Растерянный импрессарио итальянского чемпиона бросился за кулисы. Через несколько минут он, поникший, сконфуженный, засеменил к главному арбитру чемпионата и стал что-то шептать ему на ухо, то разводя руками, то ударяя себя в грудь, то молитвенно складывая ладони.

Главный арбитр - досадливо поморщился, шагнул вперед и громко объявил:

- Мсье Райцевич не принял вызова. Его импрессарио заявил, что он торопился куда-то. Он так торопился... - главный арбитр сделал паузу, и неожиданно по его лицу поползла улыбка, - что уехал из казино... в трико и халате.

Доселе Заикин был увенчан короной "короля железа". В Париже на него была торжественно возложена муаровая лента чемпиона мира.

 

Предыдущая страница

В оглавление Следующая страница

 

 

 

 

 

Реклама

тираж dvd cd коробки