Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой

 

 

 

Руфин Гордин

 
"Рассказы о Заикине".

"Король" - на лопатках.

 

- Ну, артель, шабаш. Кончай работу, пошли в баню.

Михаила Заикин крякнул, расправил плечи и широко зашагал по булыжной мостовой. За ним, такой же большой и грузный, шел Иван. Артельные грузчики, которым изрядно намяли бока тяжёлые кули, бочки и прочая кладь, до отказа забившая пакгаузы, амбары, склады самарской пристани, расходились, перебрасываясь шутками.

- Аида, Ванятка, побанимся,- предложил Михайла, остановившись у пузатой, похожей на городового, афишной тумбы. Красные, черные, синие перекликались буквы.

- "Король по-яс-ной бо-рь-бы Снежкин",- по складам читал Михайла, щурясь на большой рисунок, изображавший мускулистого атлета. - Постой, постой, штой-то тут: "Де-мон-стра-ция си-ло-в-ы-х при-е-мов. Вы-зы-ва-ют-ся на ко-вер же-ла-ющие по-ме-ря-ться си-лою. По-бе-ди-те-лю вы-пла-чи-вают-ся пять-де-сят руб-лей",- осторожно читал Михаила, словно боясь поскользнуться на незнакомом слове.

- А што, Ванюха, посмотрим, каков он, Снежкин? Взаправдашний ли он король?! У таких-то королей можно взять полета рублей. Давай попробуем? Полсотни- деньги гра-а-мадные,-продолжал рассуждать Михаила, размахивая на ходу руками.- А может, сначала в баньку?

- Не-е, батя, давай уж в цирк.

Над городом медленно сгущались мягкие летние сумерки. Река дышала свежестью. Лениво, нехотя перекликались пароходные и паровозные гудки. Нарядная толпа фланировала по прибрежному бульвару, откуда хорошо были видны Волга, дальние леса, тонувшие в сизой закатной мгле.

У цирка - толпа. Где-то там, за дощатой стенкой, призывно гремит оркестр: слышен ровный гул, то неожиданно смолкающий, то прорывающийся громом рукоплесканий, свистками, неистовыми криками.

- Куда лезешь, нечесаный,- напустился капельдинер на Михаилу.- Не видишь, что ли: тут для господ?

Михаила отступил, смерил щуплую фигуру капельдинера презрительным взглядом и усмехнулся:

- Мы завсегда были господа, а ты хошь и чистоплюй, все ж господский холуй,- отрезал он, не моргнув глазом.- Пойдем, Ваня, до добрых людей на галерку.

Примостились на галерке среди таких же, как они.

- Глянь-ка, Ванька, вон он, Снежкин-то! Да, видный мужчина.

Король поясной борьбы укладывал на лопатки очередного противника, едва ли не на целую голову выше его. Снежкин дожимал верзилу. Публика ревела.

- Давай, Снежкин!

- Так его!

- Эй, верста коломенская!

Петушком скакал вокруг арбитр, засматривая вниз. Вот он поднял руку, и взрыв восторга "потряс здание цирка. Слов арбитра не было слышно.

- Ура Снежкину!

Снежкин, коренастый, плотный, с огромными буграми мускулов, перекатывавшихся на руках, небрежно похаживал по арене.

- Господин Снежкин вызывает бороться желающих из публики! - выкрикнул арбитр.- Милостивые государи, есть ли желающие? Победителю господин Снежкин назначает пятьдесят рублей!- и арбитр взмахнул двумя новенькими кредитками, подняв их над головой.

- Фальшивые!-выдохнул кто-то, и тотчас в зале раздались смешки.

Призыву никто не внял: десять борцов, положенных Снежкиным в порядке живой очереди, говорили сами за себя. Охотников не находилось.

- А ну кто из уважаемой публики желает пощупать лопатками ковер?-теряя терпение, выкрикнул король поясной борьбы.-Кто устоит против меня, плачу полета.

- Вань, ну что ты? Иди, иди! - толкал Михаила в бок сына.- Покажи-ка королю нашу заикинскую силу, а то я выйду. Чего робеешь? Ну, положит он тебя. Убудет, что ли? Небось, не помрешь.

Ивану было страшновато. Но отец не отставал. И соседи, глядя на богатырскую фигуру его, загалдели:

"Давай, давай, парень, не робей! Смелость города берет!"

Ваня пошел между рядами, сначала робко, потом все быстрее, и одним прыжком перемахнул барьерчик.

- А-а! Нашелся,-самодовольно сказал Снежкин.- Смотри, парень, не боишься кости-то растерять? - ухмыльнулся он, оценивающе оглядывая Ивана.

Все осталось позади-и недавние страхи показаться на арене, попасть под обстрел тысячи глаз, и боязнь осрамиться публично. Потребовалась всего лишь минута, чтобы Иван забыл обо всем постороннем. Он видел только своего противника и мысленно решал, как будет бороться.

Подошел арбитр, взмахнул рукой, и борцы сошлись. Снежкин был силен да и опытен. Заикин мог противопоставить ему лишь молодой задор, силу и энергию, бившие через край, ловкость и упрямство.

Поняв, что имеет дело с зеленым юнцом, Снежкин попробовал было провести два-три несложных приема.

- Эй, парень, смотри, портки-то побереги! - хихикнул кто-то.

А с галерки гудел Михаила:

- Ваня, Ванюша, не робей!

Снежкин уже тяжело дышал. Теперь он не нападал, а лишь старался быстрее освободиться от заикинских захватов.

И вдруг случилось неожиданное: Иван резким рывком уцепил Снежкина за пояс, молниеносно ринулся на него и прежде чем король поясной борьбы успел что-либо сообразить, прижал его лопатками к ковру.

Зал охнул, застонал от восторга. На арену полетели платки, какие-то свертки, яблоки.

Снежкин поднялся сердитый, злой, протянул Заикину ладонь и зашипел:

- Кланяйся, дурья башка, кланяйся! Ведь это я для куража лег.

- Э-э... молодой человек, как вас там по батюшке?

- Заикин, Иван... Михайлов,-смущенно ответил Иван.

Арбитр, обратясь к публике, выкрикнул:

- Победил Иван Михайлов Заикин. Господин... э-э... Заикин, извольте получить пятьдесят рублей. Из зала неслось:

- Эи, парень, пощупай-деньги-то не фальшивые ли?

- Экой молодец!-сказал кто-то из публики, провожая глазами статную фигуру Ивана, спешившего к отцу.-Ему бы подучиться-знатный борец бы вышел.

Говоривший умолк, а затем обратился к своему соседу, полицейскому исправнику:

- Господин исправник, вы не знаете этого парня? Я бы хотел с ним познакомиться. Из него толк выйдет. Великолепного сложения, безукоризненных форм...

- Нет, господин Пытлясинский. С этим аристократом я не имею чести быть знакомым,-- усмехнулся исправник.- Пока мне его не представили. Но, глядя "а его фигуру, смею надеяться, что знакомства не миновать.

 

Предыдущая страница

В оглавление Следущая страница

 

 

 

 

 

Реклама