Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой

 

 

 

Сто великих спортсменов ХХ века                         Александр Ушаков

 

"СПРАВЕДЛИВОСТЬ СИЛЫ..."
(ЮРИЙ ВЛАСОВ)

 

Многократный чемпион СССР, Европы, мира, олимпийский чемпион
 

Спортивные руководители Академии Жуковского заметили его сразу же и отправили в... секцию легкой атлетики. "Будешь толкать и метать!" - сказали они ему. Ну а чтобы он толкал и метал как можно дальше, ему посоветовали почаще наведываться в гости к штангистам и там набираться еще большей силушки. Он наведался и... не вернулся в сектор для метания уже больше никогда! А вот толкать он и на самом деле стал, только не ядро, а фантастические по тем временам веса. Что же касается метания, то и здесь он исполнил напутствие своих первых тренеров. Но метать стал отнюдь не молот, а громы и молнии по поводу той рабской жизни, какая окружала его в те глухие времена...

Юрий Петрович Власов родился пятого декабря 1935 года в городе Макеевке Донецкой области. Его отец Петр Парфенович, востоковед по специальности в годы войны работал представителем Коммунистического Интернационала при ЦК компартии Китая и сумел дослужиться до посла. Мать Юры происходила из старинного кубанского казачьего рода. Прекрасно образованный и много повидавший Петр Парфенович сыграл большую роль в воспитании сына, привив ему любовь к литературе и истории. С его помощью Юрий выучил китайский язык, а много позже под псевдонимом журналиста Владимирова написал одну из самых интересных исторических книг "Особый район Китая", в которой рассказал о сложной и интересной работе отца.

Во время войны Власовы оказались на Оби, где Юрий продолжил свое самообразование. Он интересовался многим, и все же больше всего его привлекала история и политика, поскольку твердо решил пойти по стопам отца и стать дипломатом.
Однако сам Петр Парфенович думал иначе и отдал сына в Саратовское суворовское училище, где к пятнадцати годам весивший около ста килограммов и обладавший большой физической Юрий сразу же стал выделяться не только своей блестящей эрудицией и способностями, но и весьма внушительным внешним видом. И с такими прекрасными данными он просто не мог не оказаться в спорте. Правда, поначалу он занимался не борьбой и штангой, а толкал ядро и метал гранаты. Да так, что уже о нем очень скоро заговорил весь город. Несмотря на большой вес и крупные габариты, Юра прекрасно катался на коньках и очень любил ходить на лыжах. Нравилась ему и борьба, и он даже стал чемпионом Саратова. Не остался он без наград и в легкой атлетике, заняв второе место на первенстве нахимовских и суворовских училищ по толканию ядра и став первым в метании гранаты. И в общем-то ничего удивительно в том, что спортивные руководители Академии Жуковского, куда он поступил после окончания суворовского училища, сразу же увидели в нем подававшего надежды легкоатлета не было. Но люди, как известно, предполагают, а располагает все же Бог! И Юрий стал штангистом.

Трудно сказать, собирался ли он уже тогда стать чемпионом, но поднимать все новые веса и преодолевать силу еще большей силой ему нравилось. Он быстро перерос академическую секцию и очутился в общем-то там, где рано или поздно с такими данными и должен был очутиться: в ЦСКА! Там было на кого посмотреть, и Юрий подолгу наблюдал за тренировками известных на весь СССР Ломакина, Стогова и Минаева.

Его тренером стал уже известный на весь мир специалист Сурен Петрович Богдасаров. Конечно, для многих молодых спортсменов попадание в такие звездные компании не всегда проходит безболезненно, поскольку их отношения с прославленными мастерами зачастую оставляют желать много лучшего. Но Власова "старики" приняли. Познавшие на собственном опыте все тяготы железной игры, они не могли без уважения относиться к парню, который принялся пахать так, словно от этого зависела вся его жизнь.

И, похоже, она уже и на самом деле от этого зависела: увидевший летом 1955 года Пауля Андерсена Юрий решил стать самым сильным человеком в мире. Да, весивший более полутора центнеров бесформенный Пауль не понравился Власову, но его фантастические по тем временам результаты не могли не впечатлять! Пятьсот семнадцать с половиной килограммов в троеборье значили многое! И, помимо американца, никто в мире так пока и не смог перейти заветный рубеж в пятьсот килограммов! Но самым обидным было то, что этот удивительный по тем временам рекорд принадлежал до безобразия расплывшемуся американцу, а не ему, с его фигурой античного героя.

В Юре всегда было развито эстетическое чувство, и спорт представлялся ему не только кузницей рекорда, но и весьма действенным способом утверждением человеческой красоты. Он продолжал трудиться как каторжный и уже в 1957 году выполнил мастерский норматив, а заодно и установил свой первый всесоюзный рекорд сначала в толчке, а потом и в рывке.

В том же году Юрий женился на студентке Суриковского института Наталье Модоровой, пришедшей к ним в зал делать зарисовки с натуры. Ну а затем горевший уж слишком страстным желанием устанавливать рекорды Власов очень серьезно травмировал позвоночник и ногу на соревнованиях во Львове и оказался надолго прикованным к кровати. Да что там говорить, многие опустили бы руки в казавшейся безнадежной для спортсмена ситуации, но не знавшая преград воля и страстное желание бросить вызов всесильной судьбе помогли Юрию вернуться в тяжелую атлетику.

Очень много для его возвращения сделали жена, друзья и тренер Богдасаров, и уже на чемпионате Европы 1959 года он отобрал вот уже много лет принадлежавший американцам рекорд в толчке, толкнув штангу в сто девяносто семь с половиной килограммов! Не собиравшиеся никому не уступать пальму первенства в тяжелой атлетике американцы насторожились. Вряд ли доволен был появлением Власова и знаменитый Боб Гофман, сразу же увидевший в Юрии штангиста, способного побить Андерсена! О чем он, как поговаривали, и сам сказал Юрию при встрече с ним.

Уже на Варшавском чемпионате Юрий оправдал его "надежды" и достиг заветного рубежа в пятьсот килограммов, и все газеты мира славили русского богатыря, в одночасье ставшего лидером мировой тяжелой атлетики! От него многого ждали на XVII Олимпийских играх, и двадцать пятого августа 1960 Юрий предстал во всей своей красе перед собравшимися на "Стадио Олимпико", к великому изумлению всех присутствующих, впервые в истории олимпийских игр пронеся знамя своей страны в одной руке!

Это впечатляло, и тем не менее Гофман не был бы истинным американцем, если бы без борьбы смирился с утратой казавшихся ему еще совсем недавно незыблемыми позиций. Сразу же позабыв о том, что сам пророчил Юрию блестящее будущее, он на весь мир заявил о том, что в Риме чемпионами станут его соотечественники Джим Бредфорд и Роберт Шеманский, уже имевший титул чемпиона Олимпийских игр в Хельсинки. Да и сами спортсмены сразу же повели хорошо просчитанную психологическую атаку на Юрия, стараясь заставить его нервничать и перегореть раньше времени. И в то время как его соперники практически в каждом своем интервью хоронили Власова, сам Юрий даже не разговаривал с преследовавшими его журналистами. Умевший говорить куда лучше других, он собирался ответить своим соперникам на том самом помосте, с которого его еще до начала соревнований так упорно старались столкнуть!

Начались соревнования, и русский богатырь выступал с такой легкостью словно находился не на олимпийском помосте, а в своем родном зале на Ленинградском проспекте и после двух движений стал лидером. И теперь все ждали толчка, где по мнению специалистов и должна была развернуться основная борьба. Так оно и случилось! Бредфорд толкнул сто восемьдесят два с половиной килограмма и не только установил новый олимпийский рекорд, но и повторил мировой рекорд Андерсена, набрав в троеборье пятьсот двенадцать с половиной килограммов!

Но напрасно он после своего и на самом деле блестящего выступления победоносно поглядывал на Власова, в первом же своем подходе тот развеял в пух и прах все надежды американских штангистов на победу, толкнув сто восемьдесят пять килограммов и набрав фантастическую по тем временам сумму в пятьсот двадцать килограммов! Обескураженный таким поворотом событий Шеманский заказал сто девяносто два с половиной килограмма, но справиться с этим огромным весом уже не смог. А после того как соревновавшийся по сути дела уже с самим собой Власов к всеобщему изумлению толкнул сто девяносто пять килограммов и заказал двести два с половиной, в зале установилась напряженная тишина. Оно и понятно! Впервые в истории человек пытался преодолеть казавшийся тогда запредельным двухсоткилограммовый рубеж! И когда стальная громада застыла над головой русского богатыря, не сумевшие сдержать своего восхищения зрители с громкими криками бросились к помосту, на котором стоял теперь уже по сути дела легендарный атлет.

Юрий установил сразу четыре олимпийских и два мировых рекорда, и когда он возвращался в олимпийскую деревню, за ним, словно за победившим врагов римским императором, шла многотысячная толпа, громко скандировавшая: "Власов! Власов! Власов!" Да, уже очень скоро вес в двести килограммов станет привычными, но рекорд этого красивого и удивительно стройного для штангиста самой тяжелой весовой категории будет жить вечно, поскольку именно он открыл новую эру в тяжелой атлетике! Да и набранная им в троеборье фантастическая сумма в пятьсот тридцать с половиной килограммов впечатляла, и не случайно вместе со своими наградами Юрий увозил из вечного города приз "За наиболее фантастический результат" и звание лучшего спортсмена Игр.

"Власов молод, - писала одна из спортивных газет Италии, - гармонически сложен, чертовски силен и блещет интеллектом. Его выступление было настолько потрясающим, что с ним не может сравниться ни одно событие в истории олимпийских игр. В мировом спорте еще никто еще не был столь велик и недоступен. Он - эталон настоящего спортсмена!" Комментарии, как принято говорить в подобных случаях, излишни...
Но даже после такого блестящего выступления Власов не остановился на достигнутом, и в течение всего следующего олимпийского цикла одерживал одну победу за другой. И ни одному хваленому американскому "тяжу" не удалось даже близко приблизиться к его постоянно растущим результатам.

За эти годы Юрий довел свой рекорд в троеборье до фантастической суммы в пятьсот восемьдесят килограммов и оставался самым уникальным спортсменом планеты, который благодаря придуманной им системе шел вперед не только сам, но и освещал путь целому поколению идущих за ним штангистов! И платил за свои эксперименты страшную цену, беспощадно тратя свое казавшееся тогда вечным здоровье. Ведь одним из его практикуемых им методов было искусственное вызывание перенапряжения, и он на собственном примере доказывал, какие резервы хранит в себе человеческий организм благодаря увеличению мышечной массы тела.

К великому сожалению для самого Власова, его знания уже не понадобились. На смену упорным тренировкам и победам в честной спортивной борьбе шли анаболики, сломавшие не одну человеческую жизнь. Власов столкнется с этим ставшим повсеместным явлением в свою бытность руководителем тяжелой атлетики, и надо было только видеть, с какой болью в сердце в одном из своих интервью он говорил о том, что нет никакого желания вкладывать душу и силы в спортсмена, за несколько месяцев достигавшего с помощью запрещенных препаратов те же результаты, какие он получил бы в результате двух лет упорной и напряженной работы. Да, это были совсем другие игры, и слишком порядочному и цельному Власову играть в них уже не хотелось.
Но все это будет значительно позже, а пока Власов прибыл в олимпийский Токио с твердым намерением выиграть все олимпийское золото! Хотя уже тогда находились люди, не советовавшие ему ехать в Токио и уйти непобежденным, не портя уже созданной о легенды. Но куда там! Власов был в хорошей форме и был настроен только на победу! Но, увы, на этот раз триумфа не получилось, его переиграл и, прежде всего, тактически его товарищ по сборной Леонид Жаботинский и Власов занял только второе место, что для него было равносильно провалу.

"Он взял вес, - писал позже Власов, - который сразу же вывел его на первое место. Откуда эта перемена? Откуда этот взрыв силы? Ведь он сломлен, он не способен к борьбе, он практически выбыл из борьбы? Как это могло случиться? Как я проглядел эту перемену? Как это стало вообще возможно? Однако у меня уже не было возможности для ответа".

После Токио Власов выступал еще целых три года, но до Мехико все же не дотянул. Уходило его время, да и здоровье было уже не то. И все же он навсегда остался в истории спорта не только из-за своих выдающихся достижений. Именно он поднял уровень чемпиона мира на совершенно иной качественный уровень, доказав, что любой спортсмен может и должен быть высоконравственным и гармонично развитым человеком. И, наверное, не случайно идолу нынешнего поколения Арнольд Шварценеггер подарил Юрию Петровичу свою фотографию с весьма многозначительной надписью: "Юрию Власову, моему кумиру, с любовью и поклоном..." А когда в телестудию, где сидели известные на весь Юрий Гагарин и Герман Титов вошел приглашенный на встречу с ними Власов, оба космонавта поднялись, выражая свое уважение к этому и на самом деле удивительному человеку.

В мае 1968 года Власов уволился из рядов Советской армии и, предоставленный теперь сам себе, полностью посвятил себя литературному труду. Писать он начал еще в Академии и даже после самых напряженных тренировок подолгу сидел за письменным столом. Тогда же в печати появились его первые рассказы и очерки, а потом и первая книга "Себя преодолеть". В те же годы начались и его серьезные разногласия с советской властью.

Власов никогда не отличался особой покорностью, и когда КГБ стало известно, что в его произведениях слишком уж много вольнодумствования, за ним установили негласный надзор. И как рассказывал сам Юрий Петрович, ему постоянно приходилось прятать свои рукописи. Тем не менее их у него отнимали и уничтожали в его присутствии. И я хорошо помню, как на одном из устроенных в его честь вечеров баллотировавшегося в президенты России Власова спросили, что для него было страшнее: перенесенные им тяжелейшие операции на позвоночнике, или сжигаемая у него глазах рукопись, он под аплодисменты, не задумываясь ответил: "Конечно, горящая рукопись!"
Прежде чем стать кандидатом в президенты, он прошел все круги ада. Мало того, что врачи обещали ему чуть ли не полную неподвижность, у него умерла жена, и в душе образовалась новая долго не заживавшая рана. Но время, как известно лечит, и одолевший все свои недуги Юрий Петрович встретил женщину, которая стала его женой. И, конечно, он всегда следил за развитием своего любимого вида спорта, и когда в тяжелой атлетике сложилась критическая ситуация, он попытался было исправить положение.

Но работать так, как он хотел и мог, ему не дали, и он ушел. В восемьдесят девятом году он был избран народным депутатом, а в августе девяносто первого вместе с другими патриотами России защищал Белый дом. К этому времени он уже был втором многих известных книг, и далеко не случайно именно он по настоянию учредителей Независимой Пушкинской Академии потомков поэта и его жены был избран ее президентом.

Попытался он стать и президентом России, но уже в первом туре потерпел в общем-то естественное поражение. И все же общественной деятельности он не оставил, продолжая работать над новыми своими произведениями. О чем они? Пересказывать бессмысленно, их надо читать, ибо в них есть все для того, чтобы сформироваться настоящим человеком и гражданином, каким был и остается Юрий Петрович Власов, самый сильный человек планеты. И далеко не случайно одна из них названа "Справедливость силы", в которой отдается должное не только силе мышц, но и в первую очередь силе духа и человеческой красоты, которые всегда служили развитию как личности, так и всего человечества...

 

В содержание


 

 

 

 

 

Реклама