Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылки

Пишите письма

Силовой

 

 

 

Сто великих спортсменов ХХ века                         Александр Ушаков

 

"ЧЕЛОВЕКУ С НИМ НЕ СПРАВИТЬСЯ"
(АЛЕКСАНДР МЕДВЕДЬ)

 

Неоднократный чемпион СССР, Европы и мира, трехкратный олимпийский чемпион

 

Лейтенант Коцегуб нервничал. Еще бы! Надвигались серьезные соревнования, а у него так и не появилось достойного спарринг-партнера. И надо ли описывать его радость, когда он увидел среди новобранцев этого рослого и судя по всему очень сильного парня. "Постарайся продержаться как можно дольше, - напутствовал он молодого солдата, - мне надо почувствовать нагрузку!" Но, как уже очень скоро выяснилось, держаться было надо ему самому, поскольку его новоиспеченный спариннг-партнер с неимоверной силой схватил его и... припечатал к ковру. "Ну и силища! - изумленно воскликнул, поднимаясь с ковра, "почувствовавший-таки нагрузку" Коцегуб. - Прямо-таки медвежья!" "А он и есть Медведь!" - усмехнулся один из наблюдавших за схваткой солат и, заметив недоуменный взгляд лейтенанта, пояснил: "Фамилия у него такая!" "Ну что же, Медведь, так Медведь!" - задумчиво покачал головой лейтенант, уже прекрасно понимая, кому надо выступать на соревнованиях...

Александр Васильевич Медведь родился шестнадцатого сентября 1937 года в украинском городке Белая Церковь и уже с самых ранних лет приобщился к тяжелому крестьянскому труду. Впрочем, особых неудобств Саша не испытывал, природа наделила его недюжинной силой, и там где другие выбивались из сил, он как ни в чем не бывало продолжал работать. Эта самая сила наложила отпечаток и на его весьма агрессивный характер, и очень часто, даже не задумываясь о последствиях, он ввязывался во всевозможные уличные потасовки и почти всегда выходил из них победителем. И надо отдать ему должное: в отличие от многих уличных ребят, первым в драку он никогда не лез и всегда заступался за слабого, а любой несправедливо обиженный всегда мог попросить у него защиты и никогда не получал отказа. А вот со спортом Саша был знаком лишь в общих чертах: как и все играл в футбол и баскетбол, ради забавы боролся со своими сверстниками и даже захаживал в боксерский зал. Да и не до спорта ему было в те трудные послевоенные годы, когда перед каждой семьей стояла одна и та же весьма непростая в тех условиях задача: выжить! После окончания средней школы Саша стал работать на заводе слесарем-монтажником, а вскоре отправился исполнять свой воинский долг. И вот тогда и состоялась его встреча с тем самым попавшим таким образом в историю советского спорта лейтенантом Коцегубом, по достоинству оценившим потрясающие физические данные молодого солдата с так идущей ему фамилией. А еще через месяц Александр без особого труда выиграл первенство Белорусского военного округу и продолжал выступать по всем видам борьбы. Ему нравилось в борьбе абсолютно все: и тренировки с их напряженным и тяжелым трудом, и соревнования с их азартом и нервным напряжением, и даже мало у кого вызывавшие радость сборы, благо, что сил у него хватало не все! А вот знаний было до обидного мало, и, дабы исправить это досадное недоразумение, Александр поступил в Высшую школу тренеров, а затем и в Минский институт физкультуры, избрав своей спортивной специальностью вольную борьбу. Повезло ему и с наставниками: и Павел Васильевич Григорьев и Болеслав Михайлович Рыбалко делали все для его становления своего очень одаренного воспитанника. И тем не менее в полный голос он сумел заявить о себе только на первенстве СССР 1961 года. Но для этого ему пришлось пройти через серьезнейшие испытания. Состав личного первенства в тяжелом весе был куда как представительным! Тбилисцы Кикнадзе и Канделаки, призер римской Олимпиады Дзарасов и блестящий мастер ковра из Москвы Иваницкий не горели особым желанием допускать кого бы то не было в свою тесную и весьма могучую компанию. И главным для Александра стал его поединок с самым ярким борцом вольного стиля того времени Александром Иваницким. Медведь победил и стал лидером. С той поры завязалась и его дружба с Иваницким. Ярчайшие звезды мирового спорта повели себя на удивление по-джентльменски, опровергнув пословицу о том, что двум тиграм всегда тесно в одной пещере. Да, они были непримиримыми соперниками на ковре, но за его пределами оставались настоящими друзьями. Выиграв чемпионат Союза, Александр поехал на свой первый чемпионат мира в Токио. Он без особых проблем разбирался со всеми своими соперниками, пока наконец не проиграл немецкому борцу Дитриху всего-навсего одно очко и был вынужден довольствоваться лишь "бронзой". Вернувшись из Японии, Александр стал еще более требовательным к себе, ну а затем доказал всем, что он не только классный борец, но и в высшей степени порядочный человек. В сборной команде было два великолепных "тяжа" и ни одного достойного выступать на чемпионате мира борца в полутяжелой весовой категории. И вот тогда-то уже получивший путевку мировое первенство Медведь решил ради интересов команды похудеть! Конечно, он рисковал, и те, кто гонял вес, прекрасно знают, какими неожиданными последствиями могла обернуться потеря нескольких привычных килограммов. Да и достойных соперников в "полутяже" было побольше, и далеко не каждый решился бы на такой благородный и в то же время рискованный шаг! Александр решился, и тренеры вздохнули свободно: золото в двух самых престижных категориях и возможная победа в командном зачете была обеспечена!

Александр боролся блестяще, но в последний день соревнований вышел на ковер с очень неприятной травмой колена, и чего ему стоили его тяжелейшие победы над турком Аглы и американцем Горангом, знал только он один. А ведь на пути к финалу ему предстояло встретиться с блестящим иранским борцом Тахти, олимпийским чемпионом и двухкратным чемпионом мира. Нельзя сказать, чтобы это был захватывающий поединок с большим количеством эффектных приемов, поскольку откровенно боявшийся своего могучего соперника иранец сразу же ушел в глухую защиту, и достойно проведший этот поединок Медведь сумел победить лишь в результате взвешивания. Через несколько месяцев они снова сойдутся лицом к лицу на родине Тахти, и не рискнувший вести пассивную борьбу перед тысячами боготворивших его болельщиков Тахти будет бороться куда более активно и... проиграет с явным преимуществом. Мало кто мог продержаться против белорусского богатыря отведенное для схватки время, и не случайно среди борцов полутяжелого веса появился несколько мрачноватый каламбур: "С Медведем человеку не справиться!" И побывавшие в железных объятиях белорусского борца знали, что говорили! Блестящая техника, потрясающая выносливость и огромная сила, помноженные на удивительную целеустремленность и волю, позволяли ему порою играючи расправляться даже с самыми именитыми борцами. Ну и, конечно, все эти качества особенно проявлялись в те дни, когда борцам приходилось проводить по несколько тяжелейших поединков. И в то время когда его соперники казались выжатыми словно лимон, Медведь в лучшие свои годы выглядел так, словно только что начал бороться! Целых шесть лет Медведь кочевал из одной категории в другую, пока в 1966 году Иваницкий не ушел из спорта и он окончательно не обосновался в тяжелой категории.

На свою первую Олимпиаду в Токио Александр приехал в качестве главного фаворита. Он очень уверенно выигрывал одну схватку за другой, и лишь турку Айику удалось свести с ним свой поединок вничью. И вот тут-то произошло то, чего так боялись тренеры Александра. Не встречая достойного сопротивления, Александр настолько уверовал в свое и на самом деле огромное преимущество над соперниками, что чуть было не проиграл находившемуся в далеко не лучшей форме шведу Эриксону. Тот кто знаком со спортом не понаслышке, прекрасно знает, как тяжело перестраиваться психологически в таких ответственных соревнованиях, и когда Александр все-таки вырвал у буквально истерзавшего его шведа победу, особой радости у него на лице не было. Да, Олимпиада есть Олимпиада, и даже к заведомым аутсайдерам на ней надлежало относится со всем уважением. И на последовавших после Токио чемпионатах мира он ни разу не расслабился и не дал своим соперникам ни единого шанса на первое место. И тем не менее Мехико, куда Медведь отправился за очередным олимпийским золотом, стал для него серьезным испытанием. Непривычный климат подействовал на него самым неприятным образом и, едва оказавшись в столице Мексики, Медведь почувствовал себя настолько плохо, что тренеры даже стали подумывать о его замене. Против был только сам Александр, рассчитывавший на то, что не знавшие в каком он находиться состоянии соперники будут по-прежнему бояться его, поскольку его недомогание скрывалось самым тщательным образом. И его расчеты имели весьма веские основания: к тому времени многие борцы даже и не думали надрываться в борьбе с ним и берегли силы для последующих схваток. Трудно сказать, сыграл ли страх перед непобедимым борцом и на этот раз, но Медведь без особого труда побеждал своих соперников даже в том разобранном состоянии, в каком он тогда находился. Железная воля и лежавшая на нем огромная ответственность мобилизовали все его пошатнувшиеся было силы, и он как и прежде легко обыгрывал своих визави. В финале Александра ждал его обидчик по Риму немец Вильфрид Дитрих, и надо было отдать этому парню должное: в отличие от других борцов, он не боялся Медведя и был намерен сражаться до последнего, благо, что мастерства и воли у него хватало! Дитрих хорошо изучил манеру борьбы Медведя и решил побить Александра его же собственным оружием. И едва прозвучал судейский свисток, он кинулся в отчаянную атаку, борцы упали на ковер, и на весь зал прозвучал неприятный хруст ломаемой кости. Судья поднял борцов в стойку, и тренеры Медведя с ужасом увидели его изуродованный большой палец правой руки. "Ну вот и все!" - наверняка мелькнула у всех представителей советской команды одна и та же неприятная мысль. - Сейчас снимется!" И они были правы: с такой травмой не то что бороться, посуду нельзя было мыть! Да и как можно было противостоять могучему и настроенному только на победу сопернику с одной левой рукой? Но Александр думал иначе. Он сам вправил себе сустав и как ни в чем не бывало взглянул на судью, как бы приглашая его к продолжению поединка. Недоуменно пожав плечами, тот дал свисток, и Александр пошел на немца, словно желая показать тому, что подобные мелочи как вывих пальца его мало смущают. Трудно сказать, почему растерялся сам Дитрих, но с той самой минуты его словно подменили. Решительный и жесткий, он неожиданно для всех превратился в какое-то совершенно аморфное тело, захромал и... снялся с соревнований! Да, Александр Медведь стал в тот год олимпийским чемпионом, но чего стоили ему нервные и физические перегрузки в высокогорном Мехико знал только он сам и его врачи, поскольку сразу же после возвращения домой у него начались проблемы со здоровьем. Но когда врачи посоветовали великому борцу оставить спорт (да и какая могла быть борьба с постоянно беспокоившим его сердцем и давлением), Александр в какой уже раз продемонстрировал, что для пожелавшего стать трехкратным олимпийским чемпионом человека нет и не может быть ничего невозможного! И когда после Мехико он выиграл три чемпионата мира подряд, наблюдавшие за ним врачи только развели руками.

В 1972 году Александру исполнилось тридцать пять лет, и тем не менее он отправился в олимпийски Мюнхен и нес на открытии Игр национальный флаг, что всегда считалось проявлением огромного уважения. А вот начал он не совсем удачно. В тяжелейшей схватке с двухсоткилограммовым американцем Тейлором Александр повредил плечо и весь турнир боролся на воле и уколах. Но особенно трудно ему пришлось в финале, где он боролся с уже хорошо ему известным болгарином Османом Дуралиевым. И хотя для победы ему было достаточно ничьей, собиравшийся оставлять ковер Медведь пожелал уйти красиво и в державшим зрителей в напряжении до самых последних секунд поединке сумел-таки переиграть очень сильного болгарина. А затем случилось то, что не только поразило, но и несказанно растрогало всех наблюдавших за поединками борцов зрителей. Медведь поклонился во все стороны, затем подошел к середине ковра и, опустившись на колени... поцеловал прославивший его ковер, теперь уже навсегда прощаясь с ним! И потрясенные этим до сей поры еще невиданным зрелищем вставших со своих мест словно по команде зрители долго аплодировали великому борцу, на протяжении стольких лет радовавших их своим прекрасным искусством. Так ушел из спорта один из самых замечательных борцов двадцатого века. Впрочем, почему ушел? Его славное дело продолжил сын Алексей, тоже ставший чемпионом мира по борьбе...

 

В содержание


 

 

 

 

 

Реклама