Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылкиГостевая книга

Пишите письма

Силовой

 

 

 

"О сильных и умелых".                                           И.Б. Борисов

 

Кто побеждает на помосте.

 

Наш рассказ о Владимире Стогове мы начнем издалека, с того времени, когда еще выступал па помосте его тренер, заслуженный мастер спорта Александр Божко.

В те годы много писалось, а еще больше говорилось об американском атлете легчайшего веса Джоэ Ди-Пиетро. В кругу штангистов его называли "карликом из Голливуда". Он был мал ростом, кряжист. Бицепсам Джоэ мог позавидовать любой легковес. Ди-Пиетро, казалось, врастал своими короткими ногами в помост, сильные руки как бы нехотя сдвигали с груди штангу, и тяжелый снаряд послушно взмывал вверх. Достаточно сказать, что американцу принадлежал феноменальный рекорд в жиме - 106,5 килограмма.

Да, редкой силой был наделен "карлик из Голливуда". И все же в сумме троеборья Ди-Пиетро уступал другому, не менее примечательному гиревику - Митрофану Косареву. Этот большеголовый, с могучей спиной здоровяк ловко управлялся с оснащенной чугунными дисками штангой. Спортивный мир. был немало удивлен, когда стало известно, что русский чемпион на одном из соревновании поднял 307,5 килограмма. Неслыханный результат!

Но после войны, когда советские штангисты вышли на международную арену, стареющий Косарев уже не мог бороться за первенство. Лидером атлетов легчайшего веса стал иранский богатырь Намдью.

К XV Олимпийским играм знаменитый иранец пришел в зените славы. Он побеждал искуснейших противников с легкостью волшебника, не расходуя всего запаса энергии. Он ее пускал в ход целиком лишь тогда, когда выступал против самого себя - бил принадлежавшие ему мировые рекорды.

Мог ли кто-нибудь предположить, что неоднократный чемпион мира потерпит поражение в олимпийском турнире? А случилось именно так. Молодой советский штангист шофер из Ростова-на-Дону Иван Удодов оттеснил непобедимого доселе Намдью на второе место.

Другим атлетом, победившим Намдью, был москвич Багир Фархутдинов, лишивший иранского гиревика золотой медали чемпиона мира в Вене. Результат Фархутдинова равнялся сумме Удодова-315 килограммам.

Однако вернемся к Александру Божко. Бывший рекордсмен страны, непревзойденный мастер толчка вскоре после войны закончил свой путь спортсмена, он стал главным тренером Советской Армии по штанге. На одном из армейских чемпионатов и произошла его встреча с героем нашего рассказа. Это было в апреле 1953 года.

Диктор только что назвал начальный вес на штанге, и Божко по обыкновению заглянул в разминочную, где готовились к выходу молодые гиревики. В небольшой комнате за кулисами было людно и шумно. Атлеты разогревались: кто на помосте со штангой (позванивали незакрепленные замками "блины"), кто с весовыми гирями.

Только один спортсмен выделялся в этой "мастерской силы" своей безучастностью. То был темно-русый сероглазый солдат. Просторная гимнастерка скрадывала ширину груди и плеч штангиста, но богатырская стать угадывалась в его неторопливых, сдержанных движениях. Было как-то странно видеть среди разминающихся атлетов подобного стороннего наблюдателя. "Мобилизовали для командного зачета", - подумал не без досады Божко и с первой группой участников последовал в зал.

Соревнования шли полным ходом. Атлеты по вызову подходили к штанге, на судейском пульте вспыхивали белые и красные лампочки, принося одним радость, другим огорчение. Наконец, появился и тот безучастный незнакомец. Он оказался второразрядником Владимиром Стоговым.

В спортивной форме юноша был неузнаваем. Божко видел на своем веку немало штангистов легчайшего веса, маленьких богатырей, но, признаться, такого крепыша встречал впервые. В мышечных массивах спины и рук таилась громадная, еще не разбуженная сила.

И тем не менее Владимир был беспомощен на помосте. Движения новичка были сильными, но неточными, и неподатливая штанга вырывалась из рук. Будь на месте Божко менее увлекающийся человек, он бы после подсчета поднятых килограммов забыл о Стогове. Шестое место среди армейских спортсменов - невелика радость! Но Александр Иванович поступил иначе. Он предложил этому очень неискусному, нерасторопному юноше свою помощь. И, удивительней всего, против этого шага тренера запротестовал сам Стогов.

У него нет никакой охоты заниматься тяжелой атлетикой, признался Владимир тренеру. Его попросили выступить за команду с уговором больше не тревожить. Вот и весь сказ-Александр Иванович слушал Стогова и улыбался. Паренька еще надо было "заразить" штангой, увлечь этим многотрудным и полным могучей динамики спортом.

Чего скрывать, многие думают, что гиревику нужна только грубая сила. Так мыслил себе и Стогов. Занятие тяжелой атлетикой представлялось ему бездумным подниманием большего или меньшего веса. Да и движения со штангой казались ему однообразными и скучными.

- А все же придите завтра в зал,- попросил Стогова тренер,- продолжим разговор...

Уже первые занятия с Божко и с другим армейским тренером Виктором Крыловым заставили молодого атлета отказаться от привычных представлений. Объясняя как-то Владимиру его ошибки в рывке, Александр Иванович изобразил путь штанги от помоста на выпрямленные руки и разложил усилия атлета на каждом отрезке подъема. Стогов не знал раньше, каким расчетливым и ловким должен быть штангист. Вот снаряд, послушный силе рывка, идет вверх. Иссякла энергия спортсмена, а штанга продолжает свое движение по инерции: каких-нибудь несколько сантиметров, какие-то дольки секунды. За это мгновение гиревик должен "уйти" под штангу, чтобы успеть подхватить ее в верхней мертвой точке, т. е. над головой. Ко это еще не все. Мало того, что нужно "осесть" вниз; свободное опускание тела должно быть ускорено дополнительным усилием. Где его взять? Оказывается, нужно заставить работать на себя штангу, использовать ее гриф в качестве опоры, чтобы придать стремительность подседу и одновременно поддержать снаряд на весу.

Выходит, для того, чтобы вырвать штангу, нужно объединить усилия ног, спины, рук, нервное возбуждение в одно слитное, подобное взрыву, движение, рассчитать не только глубину и скорость подседа, но и правильность дыхания, быть не только сильным, но и умелым. Развить силу подчас легче, чем научиться управлять ею.

Стогова захватила эта трудная борьба со штангой - бесстрастным противником, поединок с которым требовал, однако, страсти и мужества.
Последующий год тренировок не принес Стогову заметных успехов. На чемпионате страны он занял скромное седьмое место с результатом 297,5 килограмма. И если к нему не пришла известность,- пришла уверенность. Сейчас уже Владимир был хозяином на помосте, не боялся, как иные молодые гиревики, веса.

На чемпионате страны Стогов познакомился с лучшими атлетами мира.

Внимательно присматривался он к выступлениям мастеров. Неторопливый Багир Фархутдинов с размеренностью подъемного крана выжимал вес за весом. У него была какая-то особенная, "послушная", сила. Поражал своей завидной координацией движений Владимир Вильховский. Никто тоньше его не "чувствовал" вес, в рывке он не имел себе равных.

Стогов должен был еще научиться всему этому, сделать свою силу целеустремленной, обогатить ее резкостью и быстротой. Подобное по плечу только настойчивым спортсменам. Слабовольный человек робеет перед весом, его пугает холодный неподатливый груз металла.

У маленького богатыря оказалось большое, смелое сердце.

Прошел год, и "учителя" Стогова - Фархутдинов и Вильховский - были неожиданно атакованы молодым спортсменом. Мало кому известный штангист одержал блестящую победу: он повторил мировой рекорд многославного Намдью-317,5 килограмма.

А вскоре последовало новое испытание - матчевая встреча с атлетами США, в частности с чемпионом пап" американских игр Чарльзом Винчи...

В Москве Стогову так и не удалось "раскусить" Винчи. Их встреча прошла без борьбы, так как гость выступил только в жиме.

Чемпион американского континента стоял у полотняной кулисы, отделяющей сцену от раздевалки, и, невидимый зрителям, следил за своим соперником. Есть у боксеров особый вид состязания - "бой с тенью". Нечто подобное приходилось делать и Стогову - соревноваться не с самим Винчи, а с его тенью.

По отчетам предыдущих мировых первенств и рассказам товарищей Чарльз знал о советских силачах Иване Удодове и Багире Фархутдинове. Оба они выигрывали золотые медали чемпионов мира. При собственном весе 56 килограммов Удодов, к примеру, поднимал в толчке 127,5 килограмма! Неужели, в сущности новичок.

Стогов искуснее опытных чемпионов? Так, должно быть, рассуждал Винчи - "жемчужина американской команды", как назвал его один из журналистов, и, думается, не без основания.

Дело в том, что после Джоэ Ди-Пиетро американские специалисты долго не могли найти сколько-нибудь приличного атлета легчайшего веса. Тренер команды США, большой знаток гиревого спорта Боб Гофман упорно искал замену "малышу Джо", пока не увидел на одном из атлетических конкурсов юношу итальянца Винчи. Не прошло и двух лет, как безвестный рабочий-упаковщик Чарльз Винчи стал сильнейшим штангистом Америки, мировым рекордсменом в рывке. Это была воистину находка, настоящая жемчужина.

По расчетам Гофмана Винчи должен был в скором времени (вернее, на первых же официальных соревнованиях) оттеснить любого из русских атлетов легчайшего веса. Простая арифметика: Удодов и Фархутдинов выигрывали первенство мира, имея в сумме троеборья 315 килограммов, Чарльз же поднимал на тренировках 317,5-320 килограммов.
Однако, приехав в Москву и побывав на занятиях советских штангистов, Гофман убедился, что ошибся в своих расчетах: русские тоже приготовили сюрприз - Владимира Стогова.
"Неужели этот плотный русоголовый атлет сильнее Удодова и Фархутдинова?" - спрашивал себя Чарльз. Он следил за уверенными движениями соперника. Руки Сто-гова решительно обхватывали мокрый от дождевой пыльцы стальной гриф, тяжело нагруженный снаряд послушно взмывал вверх, сначала на грудь, затем над головой. 128 килограммов вытолкнул Стогов-больше рекорда Удодова.
Как ни горько признавать превосходство соперника, Винчи все же был рад этой несостоявшейся встрече. Ведь он познакомился со своим будущим противником (первенство мира не за горами), почти не раскрыв своих карт. Стогов, бесспорно, сильнее его в толчке, зато Винчи возьмет верх в рывке. А в жиме посмотрим, потягаемся...
Приехав в Мюнхен па розыгрыш первенства мира. Стогов уже застал там Винчи (участники располагались в дачном поселке Грюнвальд). Американец, собственно, был единственным из зарубежных атлетов легчайшей весовой категории, кого Владимир знал лично. Об остальных соперниках Стогов был в меру наслышан, с некоторыми даже соревновался заочно. В поднятии тяжестей не обязательно встречаться друг с другом лицом к лицу, как, скажем, в боксе или борьбе, можно помериться силой, поднимая равный или больший вес. Стогов в таких заочных спорах победил двух первоклассных гиревиков, мировых рекордсменов - иранца Намдью и южнокорейца Ю Ин Хо.
Эти атлеты по свидетельству словоохотливого американца тоже находились в Грюнвальде. Во всяком случае он, Винчи, готовясь к чемпионату, учитывает, что старик Намдью может поднять в сумме троебория 320 килограммов. Чарльз повернул к Стогову красивое смуглое лицо. Винчи хотел уловить, какое впечатление произведет на русского сумма иранца.
- Что ж, Намдью еще не сказал своего последнего слова,- ответил неопределенно Владимир...
Винчи, наверно, в душе посетовал на сдержанность Стогова; шумно простившись, он оставил Владимира и переводчика в продуваемой осенней свежестью аллее. Короткий и, как показалось американцу, мало задевший Стогова разговор на самом деле заставил Владимира о многом поразмыслить. Винчи неспроста назвал сумму 320 килограммов: значит, сам-то он поднимает больше. Этот талантливый штангист способен преподнести любой сюрприз, и, пожалуй, именно с ним, а не со стареющим, но все еще опасным Намдыо придется бороться за первое место...
"Главное - Винчи",- еще раз напомнил Стогову тренер в день соревнований. Владимир невольно воскресил в памяти недавний разговор с американцем, его спокойный, чуть снисходительный тон, тон уверенного в себе человека. Что может сказать тренеру Стогов? Пожалуй, одно: ему не терпится выйти на помост...
Как ни был нетерпелив Стогов, он включился в борьбу позже всех. Один за другим подходили к нагруженной стальными дисками штанге атлеты, брали ее на грудь, потом не спеша выжимали вверх. У некоторых штанга дальше груди не шла, тогда на световом щите зажигались три красные лампы... Это означало, что вес не засчитан.
Вот уже закончил свои выступления в жиме Ю Ин Хо. Винчи и Намдью подняли одинаковый вес - 95 килограммов, а Стогов все еще не подходил к штанге. Наконец, вышел из игры последний участник земляк Намдыо Али Мирзаи. Он поднял на 2,5 килограмма больше. Али издавна известен как отличный жимовик. То, что русский пропускает вес за весом, кажется ему странным и очень рискованным экспериментом. Мирзаи может оценить смелость, но дерзость всегда вызывала в нем осуждение.
Предельный для иранского мастера вес оказался начальным для Стогова. Он легко выжал штангу, затем зафиксировал 102,5 килограмма и попросил увеличить вес еще на 2,5 килограмма. Зрители оживились. Ясное дело: Стогов подбирается к рекорду Ди-Пиетро. А ведь совсем недавно результат "карлика из Голливуда" считался недосягаемым.
"Опустить снаряд!" - скомандовал старший судья, когда Стогов четко поднял вес. Через несколько минут неугомонный русский снова стоял на помосте у штанги, весившей уже 107 килограммов.
Быстрым и сильным движением вскинул Стогов штангу на грудь, перевел дыхание (секундный отдых), затем по хлопку стоявшего напротив арбитра начал жим. Снаряд отделился от груди и медленно поплыл навстречу сиянию прожектора. Последние усилия. Штанга прошла линию головы, застыла на выпрямленных руках Стогова. Ди-Пиетро побит!
Итак, в жиме Владимир опередил Винчи на целых 10 килограммов. Однако американец не думал складывать оружия. Он сделал отчаянную попытку догнать Стогова. В рывке Чарльз отыграл у соперника 2,5 килограмма. В толчке Владимир поднял 130 килограммов (повторение своего же мирового рекорда). Винчи просит установить 137,5 килограмма. Неслыханный вес! Если американец вытолкнет его, он настигает Стогова, а так как Чарльз весит на несколько десятков граммов меньше лидера, то, выходит, первое место за ним. Одновременно и мировой рекорд русского в троебории 335 килограммов станет его рекордом.
Ценой нечеловеческого напряжения Винчи удалось оторвать снаряд от помоста, поднять чуть повыше коленей, но тут силы покинули американца. Штанга с грохотом рухнула вниз.
Винчи, словно его оглушил этот грохот, с минуту стоял па помосте - растерянный, сникший. Затем, оправившись, быстро зашагал к выходу. В комнате участников Чарльз разыскал Стогова и без слов, по-дружески крепко пожал ему руку.
На этом мы закончим наш рассказ о маленьком богатыре Владимире Стогове. Можно не сомневаться, что он будет продолжен самим чемпионом, Владимир добьется новых успехов, новых рекордов.

 

В содержание


 

 

 

 

 

Реклама