Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылкиГостевая книга

Пишите письма

Силовой

 

 

 

"О сильных и умелых".                                           И.Б. Борисов

Спор продолжается.

 

Они встретились снова через полгода в Москве, в дождливый июньский вечер на просторной сцене Зеленого театра Центрального парка культуры и отдыха имени Горького. Член сборной команды штангистов СШЛ Дэвид Шеппард прибыл в столицу Советского Союза, чтобы продолжить спор со своим победителем.
С утра накрапывал надоедливый "ситничек"; ветер качал мокрые ветви деревьев, грузно наваливался на брезентовые полотнища, прикрывавшие помост и штангу.
Спортсмены отдыхали в холодных артистических уборных; выходя разминаться, прихватывали с собой одеяла: надо было сберечь тепло мышц.
Сколько забот причинила участникам и зрителям непогода!
Но ровно в назначенный час начался парад штангистов. Юпитеры кинооператоров прорезали мглистый сумрак, их световые столбы скользнули по лоснящейся от влаги сцене, скрестились в центре дощатого настила, на котором выстроились сильнейшие атлеты Старого и Нового света.
Диктор представлял невидимым в темноте зрителям героев предстоящего матча. Плотный смуглолицый Чарльз Винчи пожал руку Вла димиру Стогову, экс-чемпион мира легковес Джозеф Питмэн обменялся приветствием со смоленским студентом Николаем Костылевым; вот сошлись на середине арены любимец американской команды Томми Коно и его соперник Юрий Дуганов; по праву старых знакомых улыбнулись друг другу Стэнли Станчик и Трофим Ломакин; Шеппард порывисто шагнул навстречу Воробьеву, задержал его ладонь в своей; грузной походкой, широко расставляя свои богатырские ноги, направился к смущенному Алексею Медведеву 'десятипудовый колосс Пауль Андерсон. Не было соперника только у Рафаеля Чимишкяна. Семнадцатилетний Исаак Бергер, чемпион США в полулегком весе, не смог приехать в Москву, и "маленькому чуду" пришлось соревноваться с самим собой.
Противники сменяли друг друга у штанги. Холод заставлял спешить, надо было быть быстрым, но одновременно осторожным: работа на скользком помосте была сопряжена с опасностью. Винчи по этой причине прекратил борьбу,- он выжал для зачета начальный вес, а от темповых движений вовсе отказался. Чарльз растянул на тренировке мышцы спины и благоразумно рассудил, что выступать в рывке и толчке при такой погоде довольно рискованно.
Другого мнения был Николай Костылев. Этот поджарый, с фигурой гимнаста штангист был настроен по-боевому. Ему принадлежал мировой рекорд в рывке для атлетов легкого веса. Кому же, как не ему, попытаться улучшить прежнее достижение?
Соперник Костылева рыжеволосый крепыш Питмэн, школьный учитель по профессии, уже использовал все три подхода; запахнувшись в плащ, он с любопытством наблюдал за своим противником. Тот стоит рядом с тренером Куценко, сосредоточенный, виновато тихий, будто школьник, которого вызвал для беседы педагог. Большая ладонь Куценко покоится на плече юноши. "Не робей,- как бь. говорит этот жест,-вес твой: подойдешь и возьмешь". Костылев согласно кивает головой, пытается улыбнуться: да, ему стоит подойти к штанге, привычным движением послать ее вверх, и дело сделано...
Тренер прав. Перед тем как взяться за снаряд, надо мысленно покорить его, "приручить". Питмэн - опытный гиревик, он знавал лучшие времена (в сезоне 1950 года он был сильнейшим легковесом мира), тогда Питмэн был так же дерзок, как этот юноша, дерзок и уверен...
На штанге 123 килограмма. Рассыпанная по помосту канифоль хрустит под ногами Костылева. Питмэн видит спортсмена сбоку. Стройное, с тонкими, хорошо "пролеп-ленными" мышцами тело склоняется к снаряду, пальцы властно обхватывают стальной гриф. В следующее мгновение вес в воздухе. Штанга чуть покачивается на руках атлета, потом смиряется. Вес взят! Питмэн с юношеской живостью аплодирует сопернику. Он никогда еще не терпел такого поражения: после двух движений у американца на 30 килограммов меньше, чем у Костылева. Русский спортсмен достоин аплодисментов.
Костылева и Питмэна сменяют на помосте полусредневесы. Отличная пара: Коно-Дуганов, чемпион мира и мировой рекордсмен. Томми Коно много лет подряд не знает поражений. В его активе победы над искуснейшим" атлетами мира в легкой, полусредней и средней весовых категориях. У Томми сухое ладное тело, стальные руки. Чемпион знает цену своей силе, не теряет присутствия духа при неудаче. Таким он предстал и перед москвичами.
В рывке Коно дважды не может зафиксировать заявленный вес. После небольшой паузы он в третий раз выходит на помост. Последняя попытка. Если снаряд не будет поднят, "загадочный японец", как его называют на родине, выйдет из игры, уступит первое место.
Коно медленно идет навстречу испытанию. Лицо его, как обычно, спокойно и непроницаемо, глаза под стеклами очков бесстрастны. И лишь движение губ выдает волнение. Они что-то шепчут...
"Иногда бывает полезно самому себе отдать приказание",- рассказывает потом Томми Коно. Приказ был выполнен с безукоризненной четкостью. Зрители шумно приветствовали волевого спортсмена: он победил по праву.
Мы не будем описывать подробно поединок средневесов, старых знакомых - Ломакина и Станчика (последний в третий раз потерпел поражение), состязание тяжеловесов. Силы соперников - Андерсона и Медведева были явно неравными. Еще год назад рекорды канадца Дага Хепбурна и американца Норберта Шеманского - королей помоста - казались фантастическими. Но появился удивительный си лач Пауль Андерсон и на первых же соревнованиях развенчал своих блистательных предшественников. В сумме классического троебория он поднял более 500 килограммов, спутав все представления о человеческой мощи. В Москве Андерсон легко выжал 182,5 килограмма и толкнул 193. Медведев не смог соперничать с двадцатидвухлетним геркулесом.
Зато встреча полутяжеловесов прошла в упорной и острой борьбе.
Шеппард на тренировках был скрытен: упражнялся с гантелями, поднимал небольшой вес. Его не покидало хорошее расположение духа. Словоохотливый по натуре, он, однако, меньше всего говорил о предстоящих соревнованиях и своих соперниках. Только однажды, наблюдая за тренировкой второго советского полутяжеловеса Федора Осыпы, Дэвид не смог сдержать своего удивления: "Ну и силища у парня..."
Соперником номер один американец попрежнему считал Воробьева.
"В настоящее время мало одной физической силы для победы, особенно в таком виде спорта, как тяжелая атлетика. Нужно иметь крепкую нервную систему, и нужно много думать перед подходом. Я изучаю психологию и читаю много книг по этому вопросу". Приведенные выше слова принадлежат Дэвиду Шеппарду. Они во многом объясняют то, что произошло в тот дождливый июньский вечер 1955 года, когда диктор вызвал на помост полутяжеловесов.
В Вене, как известно, советский чемпион добился решающего перевеса в первом движении троебория - жиме, подняв на 12,5 килограмма больше американца. После такого удара трудно оправиться, наверстать упущенное было почти невозможно.
Любитель психологических этюдов, Шеппард решил нанести ответный удар Воробьеву именно в его коронном движении. Противник надеется получить превосходство в жиме, а мы лишим его этого шанса, .расстроим его планы. Таков был тактический замысел Шеппарда.
Американский чемпион, как видно, немало поработал в тяжелоатлетическом зале - наращивал силу, уточнял технику жима. Во всяком случае он оказался подготовленным к тому, чтобы следовать по пятам Воробьева; в конечном итоге Дэвид выжал одинаковый с русским вес - 140 килограммов. В рывке оба атлета снова показали одинаковый результат, и только в толчке Шеппарду удается выйти вперед.
Аркадий Воробьев потерпел поражение. - До встречи в Мюнхене,- сказал побежденный победителю. Однако в Мюнхене на первенстве мира Воробьеву не удалось встретиться с Шеппардом: Дэвид отказался от участия в соревнованиях. За американскую команду выступал более "покладистый" соперник - Клайд Эмрич. Воробьев в третий раз завоевал золотую медаль чемпиона, его успех, как и в прошлом году, закрепил победу советских атлетов в командном зачете.
Сохранили звания победителей Рафаель Чимишкян, "чемпион нервной энергии" Пит Джордж, находящийся в отличной спортивной форме Томми Коно. Впервые на пьедестал почета поднялись Николай Костылев, нашумевший Пауль Андерсон и прозванный в Мюнхене "Андерсоном легчайшего веса" скромный маленький богатырь Владимир Стогов.

 

В содержание


 

 

 

 

 

Реклама