Библиотека

НовостиО себеТренингЛитератураМедицинаЗал СлавыЮморСсылкиГостевая книга

Пишите письма

Силовой

 

 

 

"О сильных и умелых".                                           И.Б. Борисов

 

Как были побеждены непобедимые.

 

В послевоенные годы сильнейшими атлетами мира по праву считались американцы. Они имели, бесспорно, лучшего тяжеловеса-Джона Дэвиса, обладающего огромной силой и безукоризненной техникой. Звание чемпиона мира он завоевал еще в 1936 году восемнадцатилетним юношей; тогда Дэвис выступал в полутяжелом весе. Отличным штангистом были представлены американцы в легчайшем весе - Джоэ Ди-Пиетро, успешно выступали на чемпионатах мира молодые атлеты - поляк Стэнли Станчик и болгарин Петер Джордж: они занимали первые места в легкой и средней весовых категориях, где долгое время единовластно "хозяйничал" знаменитый египтянин Кадар Эль-Туни. Дважды встречались советские атлеты с американскими (на чемпионатах мира 1946 и 1950 годов) и оба раза должны были уступить первенство своим сильным противникам. Эти поражения объяснялись отчасти тем, что старая гвардия советских атлетов, герои довоенного штурма рекордов, прекратили свои спортивные выступления; молодые талантливые штангисты не имели еще достаточного опыта в трудной матчевой борьбе за каждое очко (достаточно сказать, что в 1946 году американцы выиграли первенство с преимуществом всего лишь в одно очко). Учитывая неизменный успех американцев на крупнейших соревнованиях последних лет, спортивная печать мира, взвешивая шансы команд тяжелоатлетов на предстоящих Олимпийских играх 1952 года, отдавала предпочтение американцам, как вероятным победителям. Тем более, что советская команда, по имевшимся у обозревателей сведениям, была составлена из молодых, мало известных спортивному миру атлетов. Например, против трехкратного чемпиона мира иранца Намдью русские собирались выставить Ивана Удодова, фамилия которого ничего не говорила любителям тяжелой атлетики Европы и Америки. Как далеки были спортивные оракулы от правды, показал уже первый день соревнований, и в частности поединок Намдью с Удодовым. "Если что-нибудь может сравниться с силой Намдью, то только его уверенность",- говорили в кругах штангистов. Этот выдающийся атлет, торговец по профессии, считал своим основным соперником соотечественника Мирзаи, отличного мастера жима. Намдью превосходил его в остальных двух движениях, особенно в толчке; сумма троебория чемпиона была недосягаема для Мирзаи. Последняя прикидка перед выездом в Хельсинки снова подтвердила это привычное соотношение сил. Стоило ли думать о других соперниках? Да, оказывается, стоило. После первых двух движений впереди Намдью с запасом в 2,5 килограмма оказался не только его "соперник номер один" Мирзаи (и на этот раз отлично выступивший в жиме), но нежданно-негаданно еще и Удодов. Намдью был уверен, что обойдет Мирзаи в толчке. Чемпиона смущал русский: кто знает, на что способен этот спокойный, словно из бронзы отлитый, крепыш...
Первым выходит на помост сухой с шапкой иссиня-черных волос Мирзаи. Ему удается вытолкнуть 112,5 килограмма. Чтобы "покончить" с Мнрзаи и ошеломить Удодова, Намдью заявляет свой первый подход к 122,5 килограмма. Словно на тренировке, красиво и четко, выталкивает чемпион громадный груз. Усталый, но довольный, опускает иранец штангу. Пусть кто-нибудь другой попробует поднять столько... И тут Удодов в свою очередь ошеломляет чемпиона. Он просит установить на штангу 127,5 килограмма. Намдью, встревоженный, следит за уверенными движениями русского. Вот штанга на округлившейся груди, вот вес вытолкнут вверх, немного отклоняется назад, но вслед за ним прогибается и туловище атлета, руки, "замкнутые" в плечах - лопатка к лопатке,- как железные тиски, удерживают штангу. Вес взят! Сейчас для того, чтобы "отыграться", Намдью должен толкнуть 132,5 килограмма. Иранец еще никогда не брал такого веса на грудь. И все же он решается на этот шаг. Трудно рассчитывать на свои собственные силы: их наверняка не хватит. Остается одно - обратиться к всемогущему аллаху. Намдью поворачивается спиной к заполненному до отказа залу, лицом на восток. Руки скрещены на груди, губы беззвучно шепчут молитву. Но и аллах оказался бессильным. Штанга с грохотом падает вниз, на помост. Олимпийским чемпионом становится шофер из Ростова-на-Дону Иван Удодов. Вторую победу советские штангисты одерживают в полулегком весе, где первое место с новым мировым рекордом занимает тбилисец Рафаель Чимишкян. Третью золотую медаль получает средневес Трофим Ломакин, офицер Советской Армии, потомственный рудокоп и золотоискатель.
"Искал-искал Тимоша золото, а не знал, что у него золотые руки",- говорил о Ломакине его друг и соперник Аркадий Воробьев. Победа Ломакина особенно примечательна: она завоевана в борьбе с самим Станчиком, неоднократным чемпионом и рекордсменом мира, гордостью американского тяжелоатлетического спорта. До начала соревнований Ломакину не удалось повстречать Станчика, зато на залитой светом арене во время парада он увидел его во всей атлетической красе. Силу своих мышц чемпион раскрыл в первом же движении - жиме. Свободно, без напряжения, поднимал американский силач вес за весом. Штангу резко отрывал от груди, используя всю мощь рук и мышц предплечья.
1,5 килограмма выиграл Станчик у Ломакина, второй советский средневес Воробьев отстал на 7,5 килограмма. К рывку Станчик и Ломакин готовились по-разному. Станчик быстро подходил к весу, затем не спеша раз-водил руки в сторону, как бы прицеливаясь. Пальцы плотно сжаты и, как казалось Ломакину, чуть дрожат. В таком положении с нацеленными руками Станчик сосредотачивался. Была в этой стойке какая-то нерешительность, боязнь лишний раз прикоснуться к снаряду.
Ломакин же сразу обхватывал гриф штанги и, когда руки надежно соединялись со сталью, готовился к единоборству с грузом. Трофим застывал у приземистой штанги, как перед трудным, но привычным делом. На снаряде 127,5 килограмма. Только что этот немалый вес вырвал Станчик. Ломакину нельзя отставать от чемпиона: надо сохранить минимальный, в 2,5 килограмма, разрыв до толчка. А там решающий бой...
Сильным стремительным движением отрывает Ломакин штангу от помоста. Потеряй он на миг равновесие - и неподатливый вес завалит его в сторону, чуточку расслабь мышцы - и тяжесть металла согнет руки...
Надо продлить это нечеловеческое усилие, удержать штангу над головой две секунды.
- Опустить штангу! - раздается голос судьи. Вес засчитан. Первый подход к штанге в толчке Станчик сделал к 155 килограммам. Велико же было его удивление, когда русские преспокойно пропустили этот вес.
- Сто шестьдесят! - отрывисто бросает американец.
С этого веса начали Ломакин и Воробьев. Один за другим подходили соперники к снаряду. Из двадцати с лишним участников их осталось всего трое: остальные израсходовали свои силы на более легких весах. Но эта тройка не хочет уступить друг другу - все они подняли десятипудовую штангу. Следующий вес 165 килограммов. Вызывается Станчик. Сколько раз рукоплескали ему зрители, поздравляя с победой. С каждой новой золотой медалью ярче вспыхивала слава чемпиона. Вот и сегодня: стоит американцу вытолкнуть этот предельный вес - и снова зааплодирует зал...
Но штанга не слушается Станчика. Он не может вытолкнуть вес с груди: тяжелыми кажутся не только металлические диски, но и собственные руки. Станчик поспешно уходит с помоста. Сейчас чемпион мира - простой зритель, и только неудачное выступление русских атлетов может "подарить" ему победу. Неудача постигает и Ломакина. Он неточно "подводит" себя под вес, и штанга, сорвавшись, летит вниз. Но не все еще потеряно. Остается третья, последняя, попытка. Резче уходи под штангу,-подсказывает Воробьев. Могучим усилием поднимает Ломакин штангу на грудь. Юркий судья-фиксатор замирает в ожидании: решается судьба первого места. Глаза судьи прикованы к грифу. Вот-вот он отделится от груди и пойдет вверх. Пошел. Удержит ли русский этот вес на выпрямленных руках? Судья выжидает секунду, другую, третью...
Стальной снаряд словно прилип к ладоням, не шелохнется. Сильные руки Ломакина крепко удерживают тяжелую штангу. Поражение Станчика чувствительно отразилось на общекомандных итогах. Впервые за много лет американцы вынуждены были уступить первое место. Мы бы не приехали в Стокгольм, если б не рассчитывали на победу,- заявил представителям печати руководитель американской команды тяжелоатлетов Боб Гофман перед первенством мира 1953 года. До чемпионата оставались считанные дни, все команды были уже в сборе, и высказывание Гофмана нельзя было расценить иначе как вызов штангистам СССР. По всему видно было, что атлеты США отлично подготовились к этой встрече и почти не сомневались в том, что им удастся взять реванш за проигрыш на олимпийских играх.
Как и в прошлом году, американцы не выставили атлетов в легчайшем и полулегком весах, зато полусредний и тяжелый были представлены двойным числом участников. Особенно сильны были американские тяжеловесы: негры Джон Дэвис и Джеймс Бредфорд - учитель и ученик. Соревнования показали, что Роберт Гофман переоценил возможности своих "мальчиков" (так называл он атлетов сборной США). Советские штангисты, выиграв три первых места (Иван Удодов, Николай Саксонов, Аркадий Воробьев), два вторых (Дмитрий Иванов и Трофим Ломакин) и одно третье (Юрий Дуганов), получили 25 очков. Для того, чтобы набрать большее количество баллов, американские тяжеловесы должны были занять соответственно первое и второе места. Однако приезд в Стокгольм 26-летнего канадского атлета Дага Хепбурна опрокинул все планы американцев. Хепбурна спортивная печать называла феноменом. Невысокого роста, почти квадратный, он имеет необъятную грудь и бицепсы, обхватом шестьдесят сантиметров. Хепбурн буквально подавил Дэвиса и Брэдфорда, выжав 167,5 килограмма (когда взвесили штангу, выяснилось, что она весит больше на 1100 граммов),- новый мировой рекорд. Хуже выступал канадец в темповых движениях (у этого богатыря одна нога сухая), однако первое место и звание чемпиона мира остались за ним. Дэвис занял второе место. Бредфорд, борясь с аргентинцем Сельветти за третье призовое место, нерасчетливо заявил большой вес в толчке и в результате не смог поднять его. Команда США вторично потерпела поражение от штангистов Советского Союза. Если на олимпийских играх они отстали на одно очко, то на первенстве мира разрыв достиг трех очков. Следующая, третья, встреча, на чемпионате мира 1954 года, закончилась для американцев еще более чувствительным проигрышем. Советская команда набрала 29 очков, американская - 23. Героем этих соревнований оказался капитан советской команды штангистов полутяжеловес Аркадий Воробьев. Он не только выиграл звание чемпиона мира, но и добился замечательной суммы троебория - 460 килограммов, побив на 15 килограммов прежний мировой рекорд, который принадлежал Норберту Шеманскому (США).
Как 55 лет назад Сергей Елисеев, Аркадий Воробьев изумил спортивный мир своей удивительной силой, замечательным мастерством.

 

В содержание


 

 

 

 

 

Реклама