Пишите письма

Силовой

 

 

 

| Армспорт | История | Правила | Техника | Тренировки | Статьи | Галерея |

"Спортивная жизнь

России" № 12, 1998

Сергей МОРГУНОВ

Десница Караева

сломила каменную ладонь - легенду

 

 

 

Девятый международный турнир по армспорту “Золотой медведь”, на первый взгляд, от прежних ничем не отличался. Тот же главный приз - позолоченная скульптурка косолапого мишки, такое же разделение участников на любителей и профессионалов.

Однако была и особая интрига. Замешательство в ряды могучих мужчин внес приезд на турнир сильнейшего профессионального рукоборца в мире американца Джона Брзенка.

С виду он совсем не похож на восьмикратного чемпиона мира среди профессионалов. Так, скорее напоминает ученого-теоретика). Но при всем этом Брзенк вот уже несколько лет является кошмарным сном для сильнейших рукоборцев планеты. В этом самом сне, впрочем, как и наяву, они, как ни гнут - не могут согнуть каменную руку американца.

Все предыдущие турниры “Золотой медведь”, в которых Каменный Гость, как его прозвали в Москве, принимал участие, им никогда не были проиграны. И, наверное, поэтому он принимал в них участие через раз. Словно давая возможность остальным побывать в роли победителя. Но на этот раз он приехал...

Особое рвение скрестить свои запястья с американским разгибателем рук проявляли кавказцы. И это не удивительно, так как последнее время спортсмены именно с этих гор занимают лидирующие места на мировых первенствах среди любителей. И тот из них, кто завалил бы руку такого титулованного профессионала как Брзенк, в мгновение стал бы национальным героем. Словно в предвкушении именно этого события прохаживались огромные волосатые мужчины с горским огнем в глазах в фойе киноконцертного зала “Измайлово”.

Но в день финальных схваток выяснилось, что сильнейшие кавказские спортсмены готовы выйти на американца только в абсолютном первенстве, проводимом профессиональной лигой армспорта, которое должно было пройти днем позже в столичном казино “Беверли Хиллз”. Джон же мелочиться не стал, заявив себя как в основном турнире “Золотого медведя”, так и в абсолютном первенстве. Видимо, он был уверен, что сил у него хватит на всех.

В самой тяжелой категории сенсации не произошло. Джон Брзенк без особого труда, словно плоскогубцами гвоздь, загнул руку грузинского атлета. Наблюдавшие схватку зрители смогли по достоинству оценить превосходство Каменного Гостя. И лишь в глубине зала сидели те, кто верил, что в розыгрыше абсолютного первенства рука кумира обязательно падет.

Скажу по секрету, что теми сидящими в глубине зала были грузинские рукоборцы: Эреклий Гурчиани - чемпион мира, Зураб Джавахадзе - неоднократный призер чемпионатов мира и гордость аланского народа двадцатилетний Алан Караев - двукратный чемпион мира. Именно они и бросили вызов легендарному Джону Брзенку.

На следующий вечер пространство возле “Беверли Хиллз” было заставлено сверкающими иномарками. Неотъемлемой частью всех профессиональных схваток является тотализатор, поэтому прибывающая на чемпионат публика испытывала еще и чисто рулеточный азарт.

Наряду с уже упомянутыми спортсменами в суперфинале решили принять участие еще двое: американец Эрик Оулфер и всем нам известный семикратный чемпион мира среди профессионалов в весовой категории до 90 килограммов Казбек Золоев. Конечно, Золоеву, с его 83 килограммами веса, рассчитывать в абсолютном первенстве было не на что. Но, как он сам признался, на столь дерзкий шаг он решился лишь ради справедливости борьбы - чтобы изначально ни у кого не было преимущества из(за отсутствия соперника.

Жребий разбил участников по парам: Брзенк - Оулфер, Гурчиани - Джавахадзе, Караев - Золоев. Хоть и говорят, что жребий слеп, но посмотрите: он свел американца с американцем, грузина с грузином, а осетина с осетином. Однако больше всех при таком раскладе повезло Караеву. Мало того, что Золоев является его тренером, так он еще и весил почти в два раза меньше своего подопечного.

Первую схватку суперфинала Джон Брзенк провел нежно и деликатно. Без видимого усилия положил руку своего соотечественника и дружелюбно похлопал его по плечу. Оулферу бороться было бесполезно еще и потому, что правая рука, как говорится, “не его”. Двукратным чемпионом мира он является на левой.

В схватке Гурчиани - Джавахадзе победу одержал опытнейший Рембо - таково прозвище Гурчиани, поскольку он носит бейсболку и как Сталлоне переворачивает ее задом наперед перед каждым поединком. И, наконец, Караев легко выиграл у наставника, что и ожидалось.

По правилам тотализатора, на обоих участников должно быть равное количество ставок, то есть, без противовеса ни одна ставка не принимается. Однако зрители, заранее предугадав исход каждой из первых трех схваток, желали ставить только на сильнейшего, и, в результате, денег было поставлено немного. Тем не менее, даже в первом бою второго тура, стали появляться смельчаки, дерзнувшие поставить деньги против Брзенка.

Эреклий Гурчиани первым заставил усомниться в несокрушимости руки Каменного Гостя. Именно он показал зрителям, что предплечье у легенды неплохо гнется и в противоположную сторону. Грузинскому атлету не хватило буквально толщины пальца, чтобы вынудить американца коснуться валика костяшками пальцев. Но Брзенк, словно бессмертный Терминатор, уверенно вернув свою руку на место, припечатал кисть обидчика к подушечке.

Следующей парой были Оулфер и Джавахадзе. Каждый из них уже имел по поражению. И потому проигрыш в этой схватке обеспечивал неудачнику теплое местечко за столиком бара. Победителю же - место в полуфинале. Грузинский силач уступил американцу... место в баре, уверенно пригвоздив заморское запястье.

Честь Америки теперь предстояло отстаивать Джону Брзенку. Итак, он вышел на поединок с двадцатилетним “бычком” из Осетии Аланом Караевым. Хотя, пожалуй, “бычком” Караев мог называться в прошлом году. А в этом, прибавив за год почти 20 килограммов, Алан больше походил на зрелого буйвола, способного смести любого.

При очень долгой подготовке к схватке, сам поединок прошел настолько молниеносно, что далеко не все фотографы успели щелкнуть затворами. Впрочем, Брзенк проигрыш принял без паники. Понял, что у молодого аланца потрясающая стартовая скорость, и приготовился в следующий раз не зевать. Караев, имея две победы, прошел в финал, а Брзенку предстояла еще одна схватка.

Зрители переваривали увиденное чудо, а побороться вышли Эреклий Гурчиани и Казбек Золоев. Наверное, ни у кого в зале не вызывало сомнение поражение Золоева. Но только не у него самого. Пока силачи устанавливали захват, аланец получил кучу различных замечаний от судей, пытаясь таким образом тянуть время. Наконец старт был дан, и вновь по вине Золоева произошел разрыв захвата. После этого руки спортсменов сцепили специальным ремешком, и, естественно, Золоеву пришлось раскланяться перед зрителями и уйти готовить своего подопечного к финальному поединку.

В конце концов наступила развязка событий. Словно по заранее написанному сценарию, в финале против Караева вышел Брзенк. На этот раз зрители охотно делали ставки уже на обоих - ведь предсказать исход схватки не взялся бы никто.

Для Брзенка основной задачей было вновь не прозевать старт. Караеву необходимо было использовать свое преимущество в собственном весе. Во время подготовки к схватке аланец получил замечание за нарушение правил при установке захвата рук, за попытку накрыть у американца вторую фалангу большого пальца. Наконец, Караев согласился уступить.

Брзенк молниеносно среагировал на стартовую команду и, словно стоп(кран, сорвал с места руку соперника и практически разогнул ее. Однако Караеву удалось оторвать локоть от стола и, получив первое официальное предупреждение, избежать скорого поражения. Вдруг Брзенк, этот Каменный Гость, излучавший на протяжении всего чемпионата олимпийское спокойствие, в неописуемой ярости хватил с размаху своей кувалдой по пластиковому столу. От удара все находившиеся на нем валики и подушечки разлетелись в разные стороны. Но никто из судей даже не попытался за столь неспортивное поведение сделать замечание разъяренной легенде армрестлинга. Впрочем, может оно и правильно. Кто знает, чем это могло обернуться?

Итак, попытка завершилась ничем. Снова силачи - друг против друга. На сей раз их руки скрепили ремешком, значит на этот раз обоим деться будет некуда. Далее произошло несусветное. Караеву удалось выиграть старт и чуть ли не всей своей массой лечь на руку Брзенка. Тот, оскалив зубы в страшной улыбке, мотал головой, произнося сквозь зубы какие-то слова. По всей видимости, английский эквивалент фразы: “Врешь, не возьмешь!”.

Описать рев, который поднялся в зале, просто невозможно. Думается, включи администрация ночного клуба на всю катушку какую-нибудь забойную музычку, она бы прозвучала всего лишь легким фоном. Примерно через минуту поединка (а это целая вечность в молниеносном армрестлинге!), когда Караев уже почти придавил руку Брзенка, судьи сделали аланцу второе замечание. На этот раз за то, что тот, слишком усердствуя, коснулся плечом своей руки. Надо заметить, что подобное замечание спортсмены высокого класса получают крайне редко, такое случается лишь тогда, когда атлеты практически уже не контролируют свои действия. В сложившейся ситуации Караеву надо было быть особенно внимательным, ведь получи он третье официальное замечание, победа уплыла бы из его рук в далекую Америку.

Атлетам дали возможность хоть немного прийти в себя. И вновь к столу! Многие заметили, что у Каменного Гостя из-под ногтя большого пальца сочилась кровь, наглядно доказывая, что “рукопожатие” Караева подобно тискам.

И вот он - великий момент, ради которого зрители несколько часов не покидали прокуренный зал. Тишина. Соперники предельно собраны. Мышцы их напряжены. Зубы сжаты, а кисти онемели от мертвой хватки.

Старт! Брзенк сдерживает мощный рывок Караева, от которого любой другой на его месте мог остаться без руки. Дрожь сотрясает их предплечья, и каменная рука американца медленно, словно Пизанская башня, начинает давать заметный крен. Ниже, ниже... Алан почти повис на руке американца, и, когда держать на предплечье громадное тело Караева стало невмоготу, легенда сдалась.

Если бы у зала в “Беверли Хиллз” были окна на улицу, они неминуемо вылетели бы от того слитного мощного рева, вырвавшегося из глоток благодарных зрителей.

А что касается Караева, то ему, должно быть, уже отливают в Алании памятник из золота.
 

 

 

 

 

Реклама